ГЛАВНАЯ  ПОИСК  КАРТА САЙТА    ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что...  
Актуально Форум О проекте  





Коммунизм — это есть советская власть плюс электрификация всей страны

Ренессанс возможен, но...

Ю. Корякин

— Вам никогда не приходило в голову, что известная формализованная ортодоксия «Коммунизм — это есть советская власть плюс электрификация всей страны» приобрела характер математического афоризма. Ее можно представить и в таком виде: «Советская власть — это есть коммунизм минус электрификация всей страны» или «Электрификация суть коммунизм без советской власти»?
— Такое случается всякий раз, когда мы увлекаемся различного рода политэкономическими дефинициями типа «социализм», «коммунизм», «рабочий класс», «прослойка»,— считает главный научный сотрудник Научно-исследовательского и конструкторского института энергетики (кстати, того самого института, где проектировались реакторы Чернобыльской АЭС), доктор экономических и кандидат технических наук, профессор Юрий Иванович КОРЯКИН.— К этому ряду относится и усиленно вдалбливаемое сейчас в массовое сознание зловещее понятие «энергетика — базовая отрасль». Этот ход приверженцы административно-командной системы придумали, на мой взгляд, для того лишь, чтобы сохранить за собой власть, а за топливно-энергетическим комплексом — монопольное положение.

И наивно было бы не замечать опасность этого хода для экономического положения страны. Достаточно вспомнить, что добычей топлива и производством энергии занята, вкупе с оборонными отраслями, которые тоже претендуют на статус базовых, добрая половина трудоспособного населения России. Останься эти оба гигантских комплекса в руках Центра, разве не понятно, кто будет править экономическим балом в стране? Опасность также заключается в том, что «базовая» — значит «государственная», а это, в свою очередь, означает «ничейная». В конечном итоге чернобыльская катастрофа — неисчисленные до сих пор потери человеческих жизней, сотен миллиардов рублей и десятков тысяч квадратных километров земель — следствие «ничейности», а значит — безответственности.

Я больше чем уверен, что никакая «базовость» не спасет энергетику от кризиса, в наступлении которого сейчас мало кто сомневается. Особенно глубок он в ядерной энергетике, отпочковавшейся («дочерней») от невероятно секретной отрасли атомного вооружения и потому принявшей много порочного от своего родителя.

Сейчас, после Чернобыля, проблема атомной энергетики России почти целиком стала общественной, а возникший социально-психологический феномен привел к кризису крупной народнохозяйственной сферы. Зримое проявление этого — мизерный ввод энергоблоков АЭС. Объявляют мораторий на строительство атомных станций целые республики. В результате общество недополучит более 100 миллионов киловатт, что не может не сказаться на всей экономике страны. Чтобы исправить положение, нужно, по крайней мере, признать прежние ошибки, отказаться от мифов, на которых ядерная энергетика развивалась.

Долго и упорно абсолютизировались ее возможности. И неисчерпаема-то она, и баснословно дешева, и безопасна. Понастроим реакторы везде и всюду и будем купаться в электричестве. В такой иллюзорной роли моноатомную энергетику управленчески было удобно рассматривать как источник неограниченного энергоснабжения застойной экономики. Надежды на щедрое энергоснабжение как бы освобождали от поиска энергетических альтернатив, энерго- и ресурсосберегающих технологий. Только сейчас, благодаря средствам массовой информации, которые вытаскивают за ушко министерских вралей, вселенская ядерно-энергетическая ложь стала рассеиваться. Но те, от кого она исходила и продолжает исходить, заняли глухую оборону или позицию агрессивного молчания, что лишь усиливает антиядерный прессинг населения.

— Создается впечатление, что за ядерно-энергетическим негативизмом зачастую скрываются, кроме всего прочего, и антицентристские, антиправительственные настроения — за каждой станцией усматривают «руку Москвы».
— К сожалению, поводов для этого более чем достаточно. Далеко не всегда строительство АЭС отвечает внутренним потребностям региона. И тогда привнесенная извне станция встречается в штыки. Особенно, если энергонасыщенность здесь и без того уже переполняет экологическую емкость. Так случилось, например, в Саратовской области.

Именно отсутствие региональных интересов, как правило, лежит в основе антиядерной аллергии. И заметьте, протестуют чаще всего не против атомной энергетики вообще, а против внедряемой Центром на «нашей» территории АЭС. Причем это всегда психологически обоснованная реакция на державные интересы Центра. Местные, региональные органы власти отказали в сооружении атомных станций в Ярославле, Иванове, где они, хотя и нужны, но потери региона больше, чем выгоды от сооружения АЭС.

Отказано в сооружении Южно-Уральской атомной станции. За свою сорокатрехлетнюю практику в системе Минсредмаша я не видел более удачного места для размещения атомной станции, чем Челябинская область. Сам бог велел ей там быть. Чудесные грунтовые условия. Станцию предполагалось соорудить на месте, которое примыкает к территории, где инфраструктура до сих пор нарушена после тридцатилетней давности взрыва баков с радиоактивными отходами, а для оборотного водоснабжения может быть использована поверхность уже испорченных озер. АЭС хорошо вписывается в комплекс с южноуральским комбинатом, на котором благодаря конверсии освобождаются ценные кадры, и, естественно, не кровати же и кастрюли им делать, а управлять бы атомной станцией. Да и саму Челябинскую область можно было бы освободить от загрязнений, что несут несколько крупных работающих на зольном угле тепловых электростанций.

Но насколько АЭС была бы там уместна, настолько плохо она была спроектирована. И еще хуже осуществляется ее маркетинг — с полнейшим минсредмашевским пренебрежением ко всей окружающей инфраструктуре. По сути дела, никаких сколько-нибудь серьезных усилий для строительства там атомно-энергетического объекта не было сделано. Ограничились слабыми, чисто формальными разговорами с местными «зелеными». А надо сказать, что в нынешнем антиядерном движении участвуют достаточно образованные и знающие люди, ученые местных университетов, научно-исследовательских и учебных институтов. Они предъявляют справедливые претензии к качеству проектов и организации ядерно-энергетического строительства. К сожалению, промахов, пренебрежения к региональным интересам и просто абсурдных решений немало.

Управленческие структуры не могли и не пытались, по существу, учитывать интересы местного населения, отгораживались от них ведомственной амбициозностью и тотальной секретностью.

Да и зачем, спрашивается, управленческим чинам поступать иначе, коли их зарплата никак не зависит от того, сколько выработано электроэнергии? Станции существуют (или не существуют) сами по себе, а ведомство, в котором заняты тысячи высокооплачиваемых работников,— само по себе.

И еще — слишком сильны управленческие стереотипы. Особенно прочно они укоренились в атомной команде. Тем более, что организационная структура этой системы не претерпела никаких значительных изменений по сравнению со сталинскими временами. От того, что слили Минэнерго с Минсредмашем в одно, еще более крупное министерство, ничего не изменилось. По-прежнему главной заботой чиновников остается «вызвать на ковер», на балансовую комиссию. По-прежнему — режим, служба, отчеты, справки. Сплошная имитация бурной деятельности, сплошная фикция. Как будто сами не понимают того, что ясно всем,— будущее страны в конкурентной экономике, связанной с предпринимательской деятельностью. Только по этому пути может и должно развиваться и энергетическое производство. Тем более, что страна наша — одна из немногих — невероятно богата энергетическими возможностями. Невероятно богата и просто предрасположена к предпринимательской деятельности в области энергетического бизнеса. У нас есть и гидроресурсы, и уголь, и нефть, и торф, и газ, и ветер, и горячие подземные источники, и невероятное разнообразие природно-климатических и социально-демографических условий.

— Но вы считаете возможным возрождение атомной энергетики?
— Конечно. Об этом свидетельствуют мировые тенденции развития, мировой опыт. Нам не надо придумывать что-то новое, изобретать велосипед. Надо только посмотреть вокруг и поучиться у тех, кто достиг неплохих результатов. Но если правильно говорят, что мудрый учится на чужих ошибках, а умный — на своих, то мы...

Диву даешься, как много людей ездят сейчас в зарубежные командировки. Особенно полюбились валютные вояжи чиновному люду. Но где результаты этих поездок? Возвратятся и восхищаются: «Ах, как там все хорошо! Умеют же, дьяволы, работать!» А что, спрашивается, нам мешает так работать? Я вам скажу, что. И все это отлично понимают, только вслух вымолвить не решаются,— там другие отношения собственности. Кстати, никто и не интересуется в многотысячных загранвояжах этой главной причиной — всех интересует только следствие. Но ведь еще Козьма Прутков сказал: «Зри в корень»! Там не государство владеет энергетическими мощностями, а в основном фирмы. В США самая крупная из них — «Консолидейтед Эдисон» — продает на северо-востоке страны примерно тридцать миллионов киловатт. Всего же в Соединенных штатах около 600 частных энергетических фирм, более 200 частных электростанций. Как правило, они не специализируются на каком-то одном виде энергетики — угольной или газовой, атомной или гидро. Это расширяет возможности маневра.

Вспомним аварию на американской атомной станции «Три Майл Айленд». Она тоже привела страну в шоковое состояние и обошлась ей в 130 миллиардов долларов, несмотря на то, что там не было фактических потерь. Все эти 130 миллиардов — «плата за страх», плата за перестраховку. Зато никаких перерывов в снабжении энергией не было. Да, пришлось временно отказаться от строительства новых атомных блоков. Однако, как птица Феникс, возникли резервные генерирующие мощности, изменилась структура энергопроизводства. И хотя все это недешево обошлось американским фирмам, они своего не упустили. По одной элементарно простой причине: их жизнеспособность и положение напрямую зависят от выработанной и проданной продукции, полученных за нее денег. А чтобы их получить, приходится проявлять недюжинную гибкость, расчетливость.
Японские фирмы до 10—15 процентов стоимости атомных станций тратят на то, чтобы превратить места их расположения — ранее бросовые, разрушенные земли — в райские уголки. Сделают станцию, а вокруг настроят школы, больницы, дороги, создадут там заповедники — все, что местные власти захотят. Потом туда возят туристов, туда приезжают отдыхающие. И никто не внакладе. Ни те, кто живет здесь, ни те, кто производит энергию. Конечно, все это требует дополнительных расходов. Но давайте подведем баланс «затраты — выгода» применительно к отечественным условиям. Я не раз был в Кыштыме, в Челябинске — красивейшие места, прекрасные озера. Но все загажено. Вот бы и предложить людям: «Давайте наведем здесь чистоту и порядок. Да не потом, а еще до того, как начнем строить АЭС». Сооружение трех блоков Южно-Уральской станции обошлось бы примерно в два с половиной миллиарда рублей. В национальный же доход они бы ежегодно прибавляли в четыре раза больше.

Чтобы заинтересовать общественность региона в строительстве АЭС, достаточно было бы к ее стоимости добавить всего пять процентов. Этих 125 миллионов с лихвой хватило бы Челябинской области и на новое жилье, и на дороги, и на детские сады, и на школы, и на автостоянки, индивидуальное жилстроительство, помощь стройматериалами, и на бог знает что еще. Но вместо того чтобы отпечатать и широко распространить проекты и проспекты, обсудить их на сессиях местных Советов и сходках, подготовить рекламные кинофильмы и показать их в каждой деревушке, привлечь,— разумеется, с солидной компенсацией — местные знаменитости и авторитеты (но только неформальные) к выступлениям в пользу АЭС, вместо всего этого ведомство отступило. Дескать, нажим не прошел, ну и ладно. Пожалели 125 миллионов и упустили 10 миллиардов. Воистину, скупой платит дважды, а неразумный и ленивый — несоизмеримо больше. Такова плата за сановное самомнение и косность ведомства.

— Что же вы предлагаете?
— Пирамида энергетической власти не может и дальше стоять вверх основанием. Следует наконец перевернуть ее в нормальное положение. Было бы неразумным надеяться, будто изменить общественное мнение в пользу ядерной энергетики можно легко и просто, лишь рекламируя преимущества АЭС, на чем сосредоточено сейчас все официальное 'внимание. Словесная и бумажная пропаганда — плохой помощник. Как правило, назойливое повторение призывов провоцирует желание им не следовать.

Давно назрела необходимость принять радикальные организационно-экономические, законодательно закрепленные меры, которые придали бы ядерной энергетике научно-техническую мобильность и адаптационные способности, соответствующие грядущим экономическим Изменениям. Среди них главное — усиление местной самостоятельности. Новые атомные электростанции должны создаваться, строиться и работать постольку, поскольку они выгодны или приемлемы для населения районов их расположения. Иного условия их сооружения не может быть. Ведомственный монополизм должен быть преодолен. Надо отобрать у министерства полновластное владение генерирующими мощностями. И образовать из них территориально самостоятельные энергетические фирмы. Такая фирма — своя, местная — тысячами нитей связана с населением. Ей оно доверяет. Сейчас, когда открываются возможности для формирования многоукладной экономики, а суверенитет республик и регионов не только провозглашается, но и начинает осуществляться, нечего уповать на директивно предопределенную приоритетность и исключительность ядерных энергоисточников.

Неизбежным и во многих отношениях полезным окажется рынок энергетических решений и предложений. Любой хозяйственно самостоятельный хозрасчетный регион будет нуждаться в энергии. Стало быть, неизбежен его переход в положение ответственного и по-настоящему заинтересованного в удовлетворении собственных энергетических нужд. Отвечать таким требованиям и интересам будут независимые от ведомств энергетические фирмы, основанные на акционерной или акционерно-государственной формах собственности, в которые объединятся электростанции, проектно-конструкторские, строительно-монтажные и машиностроительные организации. Очень важно, чтобы энергоисточники объединились в хозяйственные единицы не по родству энерготехнологий, а по родству конечной продукции и территориальному принципу. Нетрудно представить себе существование и в нашей стране энергетических форм, обладающих парком разнообразных электрогенерирующих мощностей — гидростанциями, станциями на газе, мазуте, угле, атомных реакторах. Это важное условие рыночной энергоэкономики.

Другими словами, надо создать энергосистемы, которые функционировали бы самостоятельно, полностью на коммерческой основе. Министерство же — неважно, как оно будет названо,— станет регулировать поведение фирм, преследуя государственные цели. Их, по крайней мере, три. Забота о том, чтобы энергетическое производство не наносило вреда окружающей природной среде. Это раз. Второе — защита потребителей. Потому что, как ни крути, хотя энергетическая фирма выполняет региональный заказ, мы с вами не вольны завести себе в розетку энергию той или иной фирмы. Третье — ликвидация монополизма в энергетике.

Одно важное замечание: государственное регулирование должно осуществляться отнюдь не манипулированием ценами, а только соответствующей налоговой политикой.
Я глубоко уверен, что ядерно-энергетический ренессанс не наступит, если не перейти к горизонтальным рыночным связям между производителями и потребителями энергии, не отказаться от развращающей роли централизованных органов управления топливно-энергетическим комплексом, этаких спасителей экономически утопающих, от дезорганизующего мелочного вмешательства в дела предприятий.

Скажем, севернее Вологды сельского хозяйства, извините, с гулькин нос. Зато здесь относительное безлюдье, много холодной воды, необходимой для нормальной работы реакторов, сравнительно близко к ленинградскому и прибалтийскому регионам, Центральному промышленному району, Донбассу и прочим местам широкого потребления энергии. Российские энергетические фирмы могли бы наладить деловые связи с другими республиками, какие бы политические и социальные перетряски там ни случались. Строят же французские предприниматели атомные станции в Бельгии, и обе страны довольны. Россия располагает необходимым ядерно-энергетическим, интеллектуальным и промышленным потенциалом. Она вполне может превратить ядерную энергетику в солидную доходную часть своего бюджета. В отличие от нынешнего совершенно ненормального положения, когда все или почти все ядерно-энергетическое бремя (топливный цикл, захоронение отходов) лежит на России, а выгода от АЭС отчуждается у нее центральным энергетическим левиафаном —Минэнерго, Минатомэнергопромом. И многомиллиардные инвалютные поступления — например, за обогащение для зарубежных АЭС так называемого «давальческого» урана на российских обогатительных заводах — растворяются во времени и пространстве.

Достижение энергетической самостоятельности России — условие возрождения ее национального величия. Не сомневаюсь, что ядерно-энергетический ренессанс обязательно наступит. Обязательно! Когда? Это целиком зависит от того, как скоро у нас появятся действительные, а не мнимые владельцы АЭС, экономическое положение которых зависело бы только от выработки энергии, то есть только от экономики и ни от чего больше. Поэтому лечить ядерную энергетику надо начинать уже сегодня. Ключ к ее лечению не столько научно-технический, сколько общественно-политический, политэкономический.

Беседу вел Г. ВЕРШУБСКИЙ

Архив новостей
В начало




Nissan готовит к выпуску еще три новые модели
Новости о вакансиях и трудоустройстве
Новости тенниса
Экономика Индии
"Месть ситхов" - $50 миллионов за один день
Французов умоляют сказать "да" Конституции Европейского Союза
Шварценеггер объявит об особых выборах "Года Реформ"
Европа вводит ограничительные санкции по отношению к Китаю
FOREX: новости
Возврат к советским методам управления страной
Экстремальная лента новостей
Проведение праздников
Буш поддержал Грузию за исключением вопроса российских баз
Несколько красноярских студентов будут проходить обучение в Германии
Ипотека в Челябинской области
В Ираке теракты против шиитов
Copyright © 2004-2006 because.ru