ГЛАВНАЯ  ПОИСК  КАРТА САЙТА    ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что...  
Актуально Форум О проекте  

ПРЕДПРИЯТИЯ И ПРИВАТИЗАЦИЯ: ПРОБЛЕМЫ И ИНТЕРЕСЫ

Принятие в июле 1991г. Закона РСФСР "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР" наряду с некоторым позитивным эффектом (введение неуправляемого процесса в законодательные рамки) породило целый ряд трудностей как содержательного, так и организационного характера. Приватизация до принятия Закона.

Вплоть до принятия приватизационных законодательных актов процесс приватизации государственных предприятий происходил, хотя и в специфических формах, но достаточно интенсивными темпами. Единственным нормативным документом, который в какой-то мере регламентировал данный процесс, являлось союзное положение "Об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью". В итоге многие приватизационные проекты разрабатывались в соответствии с процедурой, предусмотренной в данном положении. Правда, сразу стоит оговориться, что небольших предприятий это касалось минимальным образом, поскольку в данном случае вопрос о выкупе их имущества трудовым коллективом или иными юридическими лицами (кооперативами, частными структурами) мог решаться относительно просто (если не считать массовой коррупции опять же в силу отсутствия регламентирующих актов) - через аренду с выкупом, непосредственно через выкуп.

Для крупных предприятий стандартной формой приватизации являлось преобразование их в акционерные общества с сохранением пакета акций у государственных органов управления (как правило, это были отраслевые структуры - министерства, концерны и т.д.). Естественно, приватизацией в полном смысле слова назвать эту трансформацию статуса государственных предприятий было невозможно. Однако, обе "договаривающиеся стороны" - отраслевую номенклатуру и высших менеджеров предприятий такая "приватизация вполне устраивала.

Первые довольствовались, во-первых, тем, что сохранение за собой части акций означало по-существу и сохранение контроля за поведением предприятия (в конечном счете, министерства, ассоциации и т.д. осознали, что идеальной формой их преобразования выступает организационная струтура холдингового типа, которая в их понимании мало что изменяет, но выглядит вполне "рыночно"). Во-вторых, отраслевые руководители извлекали из этого немало личной выгоды, помимо разного рода подношений, добиваясь их включения в состав наблюдательных советов вновь образованных АО и т.д.

Вторые достигали таким путем значительно большего. По сути дела для них преобразование собственного предприятия в АО действительно означало приватизацию. Если в нормальной рыночной среде контроль собственника над действиями высших менеджеров АО весьма жесток, то современные отечественные акционерные предприятия во многом являются формальными образованиями. Основным принципом их создания вплоть до последнего времени являлось сохранение контрольного пакета акций за трудовым коллективом.

Учитывая без преувеличения абсолютную неосведомленность подавляющей части работников относительно реального механизма функционирования реальных АО в реальной рыночной экономике, контрольный пакет акций в "руках трудового коллектива" означал лишь одно - безраздельное господство на предприятии его прежнего руководства. При этом не имело абсолютно никакого значения, в какой статус переходил директор предприятия (председатель совета директоров, председатель правления, исполнительный директор). Более того, многие из них даже и не понимали разницы между этими вариантами. В этом просто не было необходимости, поскольку механизм принятия решений на предприятии оставался прежним.

Способов добиться подобного "акционирования" у руководителей предприятий было достаточно. В вышеуказанном положении имелась статья, в соответствии с которой при преобразовании государственного предприятия в АО необходимо было представление лишь двух документов: устава и соглашения трудового колектива и высшестоящего государственного органа. Наличие последнего означало, что "стороны договорились". Отсюда ясно, что торговля шла лишь о пропорции, в которой распределялся пакет акций.

При этом по мере распада старой хозяйственной системы в руках отраслевых органов оставалось все менее значимое количество рычагов давления на руководителей предприятий. Поэтому количество предлогов, под которыми собственность переходила в руки директоров, все время возрастало. Поначалу это были реальные основания: если предприятие находилось на аренде, пусть даже во-многом формальной, по имеющемуся законодательству имущество, приобретенное за счет его средств, являлось уже его собственностью и его уже действительно можно было не выкупать. В дальнейшем появлялись все более шаткие основания, которые тем не менее срабатывали. Сначала появился прецедент безвозмездной передачи в собственность трудового коллектива имущества, приобретенного на средства, заработанные в период хозрасчета (начиная с 1986г.). Затем в собственность безвозмездно передавали имущество, самортизированное на 70% и более. Наконец, безвозмездно передавали все основные непроизводственные фонды (жилье, находящееся на балансе предприятия и т.д.).

Учитывая невысокое качество статистической отчетности на предприятиях (это относится главным образом к бухгалтерскому учету) и невозможность надежной проверки данных, предоставленных предприятиями, вполне можно объяснить тот факт, что объем собственности, безвозмездно передаваемой "трудовым коллективам" (неважно, о какой форме приватизации - акционировании или др.- шла речь) имел неуклонную тенденцию к завышению по сравнению с обоснованными величинами.

Следует, правда, отметить, что в случае преобразования государственных предприятий в акционерные общества приватизационные проекты как правило до стадии завершения не доходили. Исключением является лишь "КамАЗ", да и то второй выпуск акций еще не завершен. Это связано с целым рядом факторов, главными из которых являются: сложный механизм учета движения акций на предприятии; неразвитость рынка ценных бумаг; недостаточная квалификация персонала предприятий, на который возлагается решение проблемы выпуска и размещения акций; отсутствие достаточного количества инвестиционных фирм, способных взять на себя данные проблемы. В итоге на отечественном рынке ценных бумаг обращаются лишь акции банков, бирж и коммерческих структур и почти не представлены акции приватизируемых предприятий.

Учитывая все вышесказанное, можно было бы предположить, что принятие нового приватизационного закона, поставив все в строгие рамки, позволит избавиться от многих из перечисленных только что проблем. Однако в настоящее время, хотя прошло уже 4.5 месяца с момента ввода его в действие, надежды пока не оправдываются. Закон о приватизации в интересах предприятия: позитивный эффект

Главная ценность принятого приватизационного закона заключается непосредственно в законодательном признании возможности трансформации государственных предприятий в структуры иной формы собственности. Учитывая интерес работников предприятий (естественно, речь идет прежде всего об их высших менеджерах) к обладанию всем спектром прав собственности на их имущество (владение, пользование, распоряжение, отчуждение и т. д.), можно сделать вывод о том, что со стратегических позиций закон несет в себе немалый позитивный потенциал.

В отличие от прежних законодательных актов процедуры, предусмотренные в данном законе, снимают с повестки дня вопрос о противодействии старых хозяйственных структур надстроечного характера. Хорошо известны факты торможения министерскими структурами даже таких "невинных" с позиций свободного рынка новаций как различные формы хозрасчета или даже аренда. Сейчас же достаточно лишь оформленного надлежащим образом желания трудового коллектива, администрации того или иного государственного предприятия, чтобы у последних появлялись достаточно существенные права.

Кроме того, закон предоставляет широкие льготы работникам предприятий, участвующих в их приватизации. В случае выкупа по конкурсу или на аукционе главная из них - возможность приобретения имущества в рассрочку (до 3 лет). В случае акционирования - реализация части совокупного пакета акций работникам предприятий по льготным ценам. Хотя в законе есть некоторые моменты, позволяющие говорить о наличии неопределенности (например, нет четкого указания о том, какую часть пакета акций работники могут приобретать на льготных условиях, а ссылка на программу приватизации этой неопределенности не снимает), с этих позиций закон работает в интересах предприятий.

Более того, если учесть наличие в законе положения, в соответствии с которым трудовым коллективам в ходе приватизации могут быть предоставлены и другие льготы, то в случае широкого его использования на практике льготы могут быстро превратиться в чрезмерные. Естественно, само упоминание в нормативном акте потенциальной возможности льгот породит целые потоки ходатайств об их установлении. Можно предположить, основываясь опять-таки на прецедентах, что в практику приватизации прочно войдут многие из них. Естественно, что нельзя исключать и развития коррупции в государственных органах, отвечающих за проведение приватизации. Главным образом это относится к комитетам по имуществу, которые по закону (хотя прямо это не оговаривается) обладают полномочиями устанавливать дополнительные льготы в каждом конкретном случае. Закон о приватизации: противоречия с интересами предприятий

Несмотря на то, что приватизационный закон, как уже указывалось, в целом весьма благоприятен для трудовых коллективов, его реализация может повлечь за собой целый ряд конфликтных ситуаций. Это обусловлено несколькими обстоятельствами, вытекающими из достаточно сложного механизма приватизации, предусмотренного данным нормативным актом.

Прежде всего, необходимо отметить, что закон, хотя и предусматривает серьезные льготы, все же не дает полных гарантий трудовым коллективам в том, что они получат надежный контроль за приватизированным предприятием. На наш взгляд, в этом заключается как раз одно из несомненных достоинств закона. Однако, и в этом следует отдавать себе ясный отчет, данный момент серьезно тревожит руководство предприятий, да и самих работников, которые постепенно начинают это осознавать.

Если речь идет о небольших предприятиях, когда целесообразно использовать главным образом аукционный механизм, то здесь гарантии вообще минимальны, поскольку можно быть уверенным в том, что высокие цены, установившиеся на аукционе, во многих случаях "отсекут" из числа покупателей трудовые коллективы.

Для предприятий среднего масштаба конкурсный механизм также предполагает серьезную конкуренцию среди потенциальных покупателей, среди которых наверняка будут представлены коммерческие структуры, "накачавшие мускулы" на широкомасштабных посреднических операциях. Для них суммы в 100, 200, 300 миллионов рублей уже не представляют непреодолимого барьера. Тем более, что они будут заинтересованы в инвестировании накопившихся средств, поскольку это будет для них эффективным способом защиты от инфляции. Не будут барьером и конкурсные требования (необходимость соблюдения профиля предприятия, некие социальные гарантии для членов трудового коллектива и т.д.), поскольку подобные обещания могут быть спокойно выданы с расчетом на быстро меняющуюся обстановку в стране.

Для крупных предприятий, которые будут приватизироваться путем акционирования, предусмотренная в законе процедура также не дает гарантий сохранения контрольного пакета акций. Дело в том, что в соответствии с законом учредителем создаваемого на базе государственного или муниципального предприятия открытого акционерного общества (к сожалению, в законе четко не оговорены случаи, когда могут, и могут ли вообще предприятия приватизироваться путем превращения в закрытые общества) является территориальный комитет по имуществу. Продавцом же является соответствующий фонд имущества.

Единственное, что в состоянии сделать в таком случае трудовой коллектив в целях сохранения контроля над предприятием, так это выкупить у фонда какое-то количество акций на льготных условиях. Да и то это количество ограничено определенными рамками (как указывалось выше, здесь сохраняется неопределенность, поскольку пределы покупки акций на льготных условиях подвижны и определяются ежегодно в программе приватизации).

Остальные акции продаются на аукционе (10%), размещаются на первичном рынке ценных бумаг (неясно, правда, кто будет этим заниматься, однако на этом мы остановимся ниже). В результате для крупных фондоемких предприятий можно однозначно предположить, что доля трудового коллектива в уставном капитале, полученная в строгом соответствиии с законом (то есть когда нет злоупотребления в вопросе предоставления широких дополнительных льгот), будет весьма невысока - 5-20%. Опять-таки следует подчеркнуть, что в действительности это как раз позитивный момент, поскольку общепринятым фактом в практике хозяйствования крупных западных корпораций является участие работников в управлении как акционеров, однако степень участия ограничена их невысокой долей в уставном капитале.

Тем не менее, ныне в трудовых коллективах и особенно в администрации предприятий, как крупных, так и небольших, однозначно негативно воспринимают саму возможность установления контроля за их деятельностью со стороны потенциальных собственников-акционеров, готовых приобрести акции в случае их размещения в соответствии с законодательной процедурой. Именно здесь могут возникать конфликты, а также предприниматься попытки обхода закона.

Второй важный момент, весьма тревожащий предприятия оценка имущества, по которой будет осуществляться выкуп.

В законе имеется лишь довольно общее положение относительно необходимости оценки имущества приватизируемых предприятий на основе принципа доходности. В методике оценки имущества, подготовленной еще коллективом под руководством М.Малея и не утвержденной до сих пор, даются два варианта.

Первый из них основан на последовательной оценке всех активов предприятий с использованием информации, содержащейся в существующей системе бухгалтерской отчетности. Естественно, что итогом является балансовая оценка имущества (правда, по восстановительной стоимости, что позволяет учесть инфляционные тенденции). Данный подход реализовать достаточно просто с содержательной точки зрения. Хотя он и требует довольно кропотливой технической работы, справиться с нею может любой бухгалтер средней квалификации.

Второй вариант базируется на т.н. "рыночном" подходе, когда берется балансовая (почему не чистая?) прибыль предприятия за предшествующий приватизации период (это также трудно понять, поскольку прибыль в условиях регулируемых государством цен может резко изменяться по причинам, совершенно не зависящим от эффективности работы предприятия) и делится на усредненную величину сьавки депозита для РСФСР (и также вопрос: кто и каким образом рассчитывает подобный индикатор?).

Но даже если не обращать внимания на эти оговорки, и использовать данный подход для оценки имущества предприятий, то многие более или менее сносно хозяйствующие предприятия становятся совершенно недоступными для выкупа трудовым коллективом даже на льготных основаниях (в методике также указано, что из двух оценок, полученных по двум вариантам, за основу принимается максимальная). Другие же предприятия, которые в прошлом хозяйствовали весьма эффективно, но из-за заниженных цен не были в состоянии получать высокую прибыль, могут получить минимальную оценку. В будущем же при освобождении цен прибыль их возрастет в существенных масштабах. В результате их трудовые коллективы получат необоснованные привилегии.

Если же предприятие приватизируется путем акционирования, то по аналогичной причине доля трудового коллектива в уставном капитале снижается до минимума. Отсюда вытекает еще одна возможность возникновения конфликтных ситуаций. Очевидно также, что администрация предприятий пойдет на всяческие ухищрения с целью получения нужной оценки (опять-таки не исключен вариант подкупа должностных лиц в том случае, если оценку будут производить внешние по отношению к предприятиям лица).

Далее, немало конфликтных ситуаций может возникнуть в случае отказа государственных имущественных органов в приватизации того или иного предприятия. Формальности при этом будут соблюдены: например, предприятие работало на оборону. Однако можно привести массу примеров, когда бывшая принадлежность предприятия к какому-либо оборонному министерству не может служить основанием для отказа от приватизации. В частности, предприятие с успехом может самостоятельно конверсироваться, перейдя после приватизации на выпуск общегражданской продукции. Кроме того, мировой опыт свидетельствует о достаточно эффективном функионировании крупных корпораций, производящих как военную, так и гражданскую продукцию. При этом статус частного предприятия (в данном случае акционерного общества) совершенно не приносит ущерба интересам государственной безопасности.

Поэтому, на наш взгляд, необходим тщательный индивидуальный подход к каждому конкретному случаю. Отказ от приватизации должен встречаться при наличии действительно веских оснований.

Наконец, можно отметить еще один момент, который недостаточно учтен разработчиками закона. Дело в том, что в соответствии с ним покупателями могут выступать лишь те юридические лица, в уставном капитале которых доля государства не превышает 25%. Смысл подобного ограничения в целом понятен. Однако, в хозяйственной практике часто возникают ситуации, не вписывающиеся в "прокрустово ложе" стандартных схем.

Например, возьмем арендное предприятие (не важно, записан в договоре пункт о выкупе, или не записан), получающее немалую прибыль, которая по арендному закону является его собственностью. Являются его собственностью и все имущественные активы, приобретенные на данные средства. Почему же в данной ситуации исключать подобных покупателей из списка претендентов? Тем более, что это может диктоваться технологическими причинами (известно, что происходит сейчас с хозяйственными связями). Не стоит детально останавливаться и на том, что впоследствии данное арендное предприятие, включая купленный им объект приватизации, само будет приватизироваться уже как единый хозяйственный комплекс. Таких ситуаций можно привести достаточно много. Закон о приватизации: процедурные моменты.

Серьезным тормозом на пути реальной приватизации являются неопределенности процедурного характера, которые в значительном количестве присутствуют в законе.

Главным образом неопределенности содержатся в самой технологии приватизации, хотя на ее описание отводится достаточно много времени. Последовательность шагов, как известно, следующая.

Трудовой коллектив (администрация и т.д.) выходят с инициативой о приватизации того или иного предприятия, которая оформляется в виде заявки. На данном этапе неопределенности еще не возникает. Затем формируется комиссия по приватизации, которая устанавливает срок подготовки плана приватизации, содержащего, в частности оценку имущества приватизируемого предприятия. Здесь уже возникают неопределенности.

Во-первых, вопросы вызывает сам состав комиссии по приватизации, в которую наряду с массой других специалистов обязательно включаются представители местных комитетов имущества и властей. Очевидно, проблемы вряд ли будут возникать, если объектов приватизации будет не так много (вспомним режим приватизации государственной собственности в западных странах, когда количество приватизируемых за достаточно длительный срок предприятий исчисляется единицами). Однако, инициативу трудовых коллективов и прочих потенциальных покупателей ограничить невозможно. Выходит, что нельзя исключать ситуации, когда в краткие сроки потребуется участие государственных чиновников и депутатов во множестве комиссий. В этом случае или необходим колоссальный штат данных лиц. В противном случае один человек будет занят во многих комиссиях, что уже превратит его участие в формальность.

Во-вторых установление столь больших пределов срока подготовки плана приватизации во многих случаях неоправдано. Это безусловно станет предпосылкой бурного развития коррупции. Срок должен составлять 1-2 месяца. Лишь для производственных гигантов его целесообразно продлевать до полугода (да и то в случае наличия веских причин на это).

В-третьих, возникает вопрос, кто будет производить оценку имущества. Если эксперты будут привлекаться в обязательном порядке, то в данном случае придется "оголять" многие финансовые учреждения, которые в таком случае будут весьма серьезно возражать. Если это будут работники финансовых служб предприятия, тогда возникнут проблемы с качеством оценки.

Выход из положения видится в привлечении для участия в приватизационных процедурах значительного числа команд экспертов, способных интенсивно работать одновременно над несколькими приватизационными проектами. Финансирование их работ должно осуществляться частично за счет средств имущественных комитетов, однако главным образом за счет самих предприятий. Гарантом качественно выполненных работ должна являться система лицензирования их деятельности. Прецедент некачественно выполненных работ должен повлечь за собой лишение лицензий. При этом лицензии можно выдавать только наиболее авторитетным командам, которые затем будут выдавать сублицензии другим коллективам и, естественно, нести полную ответственнсть за качество их деятельности.

В обязанности данных команд может входить и проведение конкурсов, работы по акционированию. Например, наивным можно считать то положение в законе, когда фонды имущества непосредственно выпускают акции и их размещают. Дело даже не в том, что, как уже подчеркивалось выше, начнутся конфликты с трудовыми коллективами акционируемых предприятий. Фонды имущества просто физически не справятся с объемом работ. Практика уже проведенных в стране приватизационных работ позволяет сделать вывод о наибольшей трудоемкости именно процесса подготовки к выпуску и размещения акций. Программа приватизации: поиск компромиссов.

В конце 1991 года были приняты Основные положения программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской федерации на 1992 год. Данный документ имел исключительно важное значение.

Во-первых, в нем были конкретизированы многие положения Закона, прежде всего касающиеся льгот для различных категорий будущих собственников. Во-вторых, в Основных положениях и принятых вслед за ними приватизационных документах детально описываются процедуры реализации проектов приватизации. Эти два момента обусловили реальный старт процесса приватизации практически во всех регионах России.

С позиции предприятий, однако, новые приватизационные акты по-прежнему выглядят весьма противоречиво.

С одной стороны, масштабы льгот, предоставляемые трудовым коллективам в процессе приватизации, существенно не изменились (в какой-то части льготы расширились, в какой-то - сузились).

Прежде всего, при приватизации путем акционирования производится единовременная безвозмездная передача именных привилегированых акций, составляющих 25% величины уставного капитала акционерного общества, но не более 20 минимальных размеров месячного заработка в расчете на одного работника. Этой льготы в Законе не было. Никаких экономических оснований, объясняющих эти цифры, нет, решение принималось на чисто политической основе, однако сыграло немалую роль.

Далее, работники имеют право приобрести обыкновенные акции со скидкой 30% от их номинальной стоимости. При этом им предоставляется рассрочка на 1 год (существенное уменьшение по сравнению с Законом). Однако, номинальная стоимость такого пакета акций, продаваемого всем членам трудового коллектива, не должна превышать 10% величины уставного капитала или в расчете на одного работника не более 6 минимальных размеров месячного заработка (из этих двух величин выбирается меньшая). Сумма первоначального взноса в Основных положениях осталась не измененной не менее 20% номинальной стоимсоти акций.

Акции сверх зафиксированных Основными положениями сумм могут приобретаться работниками на общих основаниях (на аукционах или на организованном рынке ценных бумаг).

Чрезвычайно важной корректировкой Закона является снятие всех ограничений на продажу работниками акций, приобретенных ими на льготных условиях или полученных безвозмездно.

Наконец, еще одной существенной льготой для всего трудового коллектива является перечисление ему 10% средств, поступивших от продажи принадлежащих государству акций. Это также новая льгота, которой не было в Законе.

Кроме того, отдельную льготу получают высшие должностные лица администрации приватизируемых предприятий. С ними заключается контракт, в котором среди прочих условий оговаривается право (опцион) на приобретение обыкновенных акций по их номинальной стоимости в пределах 5% величины уставного капитала.

В Основных положениях по-прежнему зафиксированы такие существенные льготы, как возможность воспользоваться при покупке акций и других объектов государственной собственности частью накопленных на приватизируемом предприятии фондов экономического стимулирования (50% по состоянию на 1.01.1992г., но не более 10 минимальных размеров месячного заработка в расчете на одного работника), а также 10% фактической чистой прибыли предприятия, полученной им в 1992г. В данном случае положения Закона конкретизированы, поскольку в нем не оговаривалось специально, какая часть фондов экономического стимулирования может быть использована работниками при покупке объектов государственной собственности. Хотя следует отметить, что многие истолковали соответствующие формулировки в Законе как возможность использовать в целях приватизации весь объем фондов, так что Основные положения в этом смысле также несколько сужают льготы.

Наконец, сохраняются льготы и для трудовых коллективов, выкупающих свои предприятия на конкурсе (аукционе). Товариществу, объединяющему одну треть и более работников приватизируемого предприятия, при его покупке предоставляется скидка с цены в размере 30% и рассрочка платежа на 1 год (в Законе 3 года). Сумма первоначального взноса не может быть менее 30%. Тем же работникам, которые не вошли в число покупателей своего предприятия, выплачивается 10% от продажной цены предприятия, но не более 6 минимальных месячных ставок зарплаты в расчете на одного работника (этой льготы также не было в Законе).

Таким образом, нельзя сказать, что с точки зрения льгот Основные положения воспринимались как-то негативно. Разнонаправленное по сравнению с Законом изменение масштаба льгот не вызвало обструкционистскую позицию трудовых коллективов. В то же время период неопределенности, обусловленный отсутствием зачастую конкретики в Законе, завершился. И это сыграло немалую психологическую роль.

Тем не менее, Основные положения и последующие приватизационные документы таят в себе немалую опасность для номенклатурной приватизации, что и обусловило оппозицию по отношению к ним высших менеджеров многих предприятий.

Речь идет прежде всего о руководителях мелких и средних предприятий. Менеджмент крупных производственных комплексов вполне осознает, что приватизировать в свою пользу данные объеты ему вряд ли удастся. Поэтому сама по себе льгота в виде опциона на покупку 5% всех акций является для них весьма важным стимулом к приватизации.

Руководители же небольших предприятий преуспели в "тихой приватизации" до принятия Основных положений. Поэтому ориентация на жесткие процедуры приватизации, базирующиеся главным образом на коммерческой основе (аукционы, коммерческие конкурсы тендеры), и при этом открытые для представителей нового бизнеса, восприняты весьма болезненно.

Одно лишь положение о том, что в процессе приватизации государственные предприятия преобразуются только в открытые акционерные общества, а также использование упрощенного механизма определения стартовой цены объектов государственной собственности, создало труднопреодолимые препятствия для сторонников кулуарной реализации "тихих" проектов, когда достигается полюбовная договоренность директоров предприятий с государственными чиновниками разного ранга о преобразовании предприятий в закрытые общества, в которых весь первоначальный уставный капитал "расписан" по заинтересованным лицам.

Во многих случаях руководители небольших и средних предприятий пытаются сблокироваться с трудовыми коллективами для реализации "закрытых" проектов. В этой ситуации многое зависит от местных органов власти, ответственных за проведение приватизациии. Многие региональные (особенно муниципальные) комитеты госимущества испытывают серьезное давление, оказываемое со стороны производственного "истэблишмента", в целях добиться разрешения провести некоммерческий конкурс, преобразовать государственное предприятие в закрытое АО и т.д. Преценденты "бюрократической" приватизации в новых условиях уже имеются. Однако важно не превратить их в генеральную тенденцию.

В настоящее время ведется работа по корректировке Основных положений (в соответствии с Законом должна быть принята непосредственно Программа приватизации). Многие положения будут уточняться. Однако главный замысел - "открытие" процесса приватизации для массового участия граждан, создание мощных стимулов для всех тех, кто способен затормозить процесс приватизации, а также реализации максимально упрощенных процедур, во-многом элиминирующих опасность коррупции - остается неизменным.

Л.Оборотова, А.Цапин

Отсутствие других инстанций

Статьи по экономике
В начало




Nissan готовит к выпуску еще три новые модели
Новости о вакансиях и трудоустройстве
Новости тенниса
Экономика Индии
"Месть ситхов" - $50 миллионов за один день
Французов умоляют сказать "да" Конституции Европейского Союза
Шварценеггер объявит об особых выборах "Года Реформ"
Европа вводит ограничительные санкции по отношению к Китаю
FOREX: новости
Возврат к советским методам управления страной
Экстремальная лента новостей
Проведение праздников
Буш поддержал Грузию за исключением вопроса российских баз
Несколько красноярских студентов будут проходить обучение в Германии
Ипотека в Челябинской области
В Ираке теракты против шиитов
Copyright © 2004-2006 because.ru
Новости экономики