ГЛАВНАЯ  ПОИСК  КАРТА САЙТА    ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что...  
Актуально Форум О проекте  

"Система"

...Мысль оставить их в живых ему не приходила, хотя подельники и сомневались: не много ли трупов? Может, убивать не всех? Но он знал твердо: всех!

План убийства, как всегда, разрабатывал он сам. Уничтожать по одному - долго и небезопасно. Безопасно собрать всех семерых в одном месте и уничтожить разом. И хотя им была разработана и опробована технология разных способов убийства, здесь требовалось что-то новое, необычное, способное поразить свидетелей. Хотелось не просто смерти, а мучений. И не только затем, чтобы утолить собственную, ежедневно сжигающую его жажду, но и чтобы устрашить остальных, тех, кто рядом, чтобы ужаснулись, уверовали в его железную беспощадность и чтобы нутром почувствовали силу слова: "дисциплина". Дисциплина, верность и порядок. "Он" - это Сергей Ларионов, проходящий по делу о бандитизме, связанном с жестокими убийствами, совершенными в Приморье. "Они" по делу о бандитизме не проходят, потому что мертвы и уже предстали в качестве свидетелей или обвиняемых на совсем другом суде.

Они утратили свои земные имена и клички, а потому мы их не называем.

Из подельников назовем лишь одного Гольдина, он нам интересен еще и тем, что не был уничтожен с теми семерыми, хотя по логике вещей должен был исчезнуть.

Отметим, что дело банды Ларионова рассматривалось в Приморье, на территории которого совершались преступления. Оно до сих пор не закончено и, может быть, его не удастся довести до конца. В Приморье же оно и начиналось.

Все фамилии людей, проходивших по следствию, изменены, кроме братьев Сергея и Александра Ларионовых, которые представлены под своими именами. Сохранено и название преступного формирования - "СИСТЕМА".

О Сергее Ларионове

Сергей Ларионов возглавлял спортклуб в управлении "Востокрыбхолодфлот", и начало его карьеры лежит в спорте. Спортивно-подготовленный, умный, энергичный руководитель очень быстро проявил свои организаторские способности и создал службу безопасности АСК "Востоктрансфлот" и целый ряд предприятий, компаний и фирм, среди которых наше внимание, как автолюбителей, привлекают два - ТОО "Инавто" и СП "Киевавто", а как больших почитателей рыбной кулинарии - ПКАП "Рыбвост". Эти фирмы никакого участия в событиях не принимают. Просто любопытно, что начинал Сергей Ларионов с торговли иномарками, что было в 1992 году очень прибыльным делом и создавало целую сеть весьма нужных связей не только во Владивостоке, но и по всему Приморью.

Жизнь такого крупного руководителя была далеко не простой, и для того, чтобы слегка упростить ее, Сергей Ларионов со своим старшим братом Александром создали... не знаю, как назвать... назовем так: "дружина". Создали они, значит, "дружину" и жить стало спокойнее, так как "дружина" взяла под контроль многие сложные вопросы. Когда какие-то трудные переговоры не клеились, когда кто-то упорствовал в своих заблуждениях, подключалась "дружина", и сразу рассеивались заблуждения, и переговоры шли веселее, и проблемы решались гораздо легче.

"Дружина" была скромной, небольшой, всего около двадцати человек, но любопытно, что в нее вошел профессиональный разведчик, капитан I ранга из Управления разведки Тихоокеанского флота, вышедший в отставку, Полуянов В.В.

Существование "дружины" так хорошо оправдывало себя, так облегчало личный бизнес Ларионова, что позволило ему расширять сферу деятельности и делало его все более приметной фигурой в Приморье. Его знали в банках, в руководстве флота и не только гражданского. По слухам из военных источников (правда, непроверенным) именно Ларионов был активной фигурой в довольно известной попытке продажи за рубеж наших военных кораблей, но, не выдержав конкуренции, сошел с дистанции. Заметим, между прочим, что с дистанции сошел и командующий Дальневосточным флотом адмирал Хмельнов, приземлившийся по решении суда в местах не столь отдаленных. Но Ларионову места отдаленные в ту пору не светили. Мы оцениваем его фигуру как более значительную, чем фигура адмирала. Ларионов выступал в другой весовой категории.

Убедившись на практике, какое значение имеет в вопросах влияния созданная им "дружина", Ларионов решил расширять и укреплять ее.

"Мы философию учили не по Гегелю..."

Учебником, по которому учился Ларионов новому для него делу, являлась книга Суворова "Аквариум". Она произвела такое сильное впечатление на братьев, что они решили воспроизвести в своей работе весь опыт, накопленный нашим ГРУ. Изучение "Аквариума" велось столь тщательно, что даже мелочи, даже составление графиков, анкетирование, технология убийств, способы вербовки и самое главное - нравственный постулат, на котором держалась вся организация, - многое было словно бы списано с книги Суворова о ГРУ. Нравственным постулатом было: измена делу карается смертной казнью. Братья поставили это основанием дела. Организовано оно было с большим размахом. Ларионов денег на него не жалел, направляя на его расширение и структуризацию большую часть прибылей от деятельности многочисленных собственных и еще более многочисленных подконтрольных фирм. К началу 93-го года это была уже мощная организация со стабильным профессиональным составом и четко организованной структурой. Ларионов назвал ее "Система службы безопасности" или просто "СИСТЕМА".

В "СИСТЕМЕ" были созданы следующие группы:

Группа разведки, вооруженная самыми современными разведывательными средствами и располагающая денежными средствами для вербовки агентов среди конкурирующих фирм и властных структур. "СИСТЕМА" могла использовать не только огромные денежные средства, но и средства шпионажа, предоставляемые разведчиками. Картотека службы разведки хранила все данные о каждом более или менее влиятельном человеке края, их тщательно собранные личные дела. Она разрабатывала мотивы и способы, которыми можно "получить" интересующее "СИСТЕМУ" лицо.

Группа контрразведки, контролирующая ситуацию внутри "СИСТЕМЫ" и в принадлежащих ей фирмах. Здесь также были систематизированы и подвергались изучению все собранные материалы. Существование этих двух групп гарантировало "СИСТЕМУ" в целом от предательства и выхода из нее. О таких случаях было известно заранее и упреждающим ударом Ларионова становилась смертельная расправа. Последствия попыток изменить "СИСТЕМЕ" становились очевидными для всех. Поэтому измена могла проистекать только изнутри группы разведки, находящейся в состоянии относительно нестрогого контроля, поскольку сама являлась контролирующим механизмом.

Группа спецназа - мускулы "СИСТЕМЫ". Ими совершались все расправы, от них шли угрозы, приводимые в исполнение.

Группа материально-технического снабжения. Излишне говорить, что эта группа обеспечивала три предыдущие самыми новыми и современными средствами, стоящими на вооружении спецслужб.

Не столь элитное положение занимали в "СИСТЕМЕ" бригады. Члены бригад ничего не знали о "СИСТЕМЕ", были посвящены лишь в узкий круг дел своей бригады и занимались охраной коммерческих структур, контролем за торговыми операциями и внутрикоммерческими разборками.

Безупречно были отлажены в "СИСТЕМЕ" взаимодействие и согласованная работа всех звеньев: коммерческие структуры приносили деньги, бригады обеспечивали безопасность и ритмичность их работы, а работа групп была направлена на расширение сфер влияния, вытеснение конкурентов, налаживание контактов с властью и правоохранительными органами. Во Владивостоке нам приходилось слышать, что коллегия адвокатов находилась в тесном прямом контакте с "СИСТЕМОЙ", что постороннее, не замешанное в криминальные структуры лицо не могло бы и войти в любое мало-мальски значительное дело. Можно предположить, что и владивостокских судей не высаживали по утрам с межпланетной станции, чтобы увезти обратно в конце рабочего дня. Судьи жили в Приморье, а, следовательно, жили в определенной системе, правила которой диктовались отнюдь не указами Президента.

Кадры решают все

Кадровое обеспечение было поставлено на солидную основу. Эмиссары "СИСТЕМЫ" ездили по войсковым частям, встречаясь со срочниками, готовящимися к увольнению, и предлагали им работу по охране предприятий. В основном это были спецназовские части и морская пехота. Агитация велась очень умело, предлагаемые условия были очень выгодными, набор лучших ребят проходил успешно. Закончившим службу сразу же по прибытии давали жилье и служебную автомашину и предлагали пару месяцев отдохнуть от воинской службы и освоится на новом месте. Были случаи, когда поразмыслив с самого начала в новой квартире, демобилизованный уведомлял эмиссара, что не нужна ему ни квартира, ни машина, что тяга к родной деревне сильнее материальных благ, и таких отпускали с миром. Правда, если тебя начинало тянуть в родную деревню после того, как ты пожил в квартире и покатался на машине, тебе вежливо объясняли, что сначала надо расплатится за прокат, а расплатиться можно лишь отработав. Капкан захлопывался.

Работу по кадровому обеспечению, как и всю организационную часть брал на себя старший брат Александр. Сергей был мозговым центром "СИСТЕМЫ", разработчиком ее проектов. Надо сказать, что к своему положению вождя "СИСТЕМЫ" Сергей Ларионов относился спокойно, без бюрократический амбиций, и когда того требовало дело, готов был выступить и в роли прямого исполнителя вынесенного им приговора.

Если охранники из бригад подбирались в частях, то кадры в группы поставляли службы разведки и контрразведки, с которыми у Ларионова были тесные контакты. Ларионов имел репутацию солидного, имеющего большие возможности и строго держащего свое слово человека, который не увильнет от данных однажды обещаний. Он не скупился, был способен вникнуть в затруднения человека и прийти ему на помощь, которой прочно приковывал к себе. Он охотно покупал людей и, по слухам, ему удалось скупить немало людей в правоохранительных органах.

Профессиональному обучению кадров в своих группах Ларионов уделял большое внимание. Здесь постоянно обучали конспирации, методам наблюдения, сбора информации, способам вербовки агентуры, использования технических средств. Требовали знания картографии, составления карт города и края, четкой географической ориентации, исчерпывающего знания всех сведений о конкурентных фирмах. Занятия и обучение проводили сотрудники Управления разведки Тихоокеанского флота. Высоко ценилось привлечение в "СИСТЕМУ" работников прокуратуры. Бывший сотрудник прокуратуры Утманов перешел официально на работу в АСК "Востоктрансфлот", возглавив там службу безопасности. Он регулярно представлял отчеты о прохождении денег данной компании и обеспечивал Ларионову контроль над финансовой "кухней".

Не забывал Ларионов и идеологическую работу, пропагандирующую преимущества "СИСТЕМЫ". Человек "СИСТЕМЫ" знал, что "СИСТЕМА" тебя не оставит, что она обеспечит тебя поддержкой, но что всякий выход из строя считается изменой.

Для поддержания хорошей спортивной формы Ларионов выделял деньги на аренду спортзала, инвентаря, обмундирования. Была сауна, был массажист. Пить запрещалось. Убийство считалось выполнением задания. За ним следовала дополнительная солидная выплата. Убийство становилось выгодным и престижным занятием.

Укрепляясь кадрами, "СИСТЕМА" росла, расширялась, обрастая все новыми структурами, и становилась все более заметной в Приморье.

Приватизация

К тому времени, как была объявлена приватизация "Востоктрансфлота", Ларионов набрал такой вес, что мог рассчитывать на приобретение контрольного пакета акций.

Для тех, кто не имеет представления о том, что скрывается под этим длинным названием, поясним, что "Востоктрансфлот" - это гигантская структура с рефрижераторами на суше и судами-холодильниками, со своими причалами, каждый из которых "выщелкивает" ежечасно большие суммы, со складами, постройками, гостиницами - словом, империя. Тут было за что биться.

План приватизации разрабатывал Ларионов. Сжатые сроки, в которые она проводилась, ограничили число желающих сунуться в процесс: и хотелось бы, да не успели. По условиям купить акции могли лишь работники организации и не более семи штук в руки. Деньги на приватизацию были выделены из госказны через кооперативы и банк. В казну они так и не вернулись, но круг лиц, которые должны были на эти деньги купить по 10-12 тысяч акций каждый, был определен Ларионовым очень четко. Когда конкурирующая организация направила к месту приватизации своих людей, она нашла там огромную очередь, в которую выстроилась "СИСТЕМА". Никого, конечно, к приватизации не допустили, а когда генеральный директор фирмы "Скиф" Захаренко попытался шуметь: "Мы опротестуем! Признают недействительной!" - в него швырнули гранату.

Если вы попробуете найти в приморской прокуратуре дело о покушении на Захаренко, вы с изумлением узнаете, что такого дела в прокуратуре нет. А есть скромное дело в отделе милиции "О повреждении личного имущества". Между прочим как раз тогда в прокуратуре г. Владивостока работала Горячева, выдвинутая потом трудящимися в Верховный Совет России. При ней проводилась эта приватизация. Именно прокуратура осуществляла проверку заявлений о мошенничестве при ее проведении и ничего незаконного не обнаружила. Во время этой проверки ее чины поленились сходить в банк, и тем самым помогли деньги, выданные государством, распределить по карманам сорока человек "СИСТЕМЫ", получившей контрольный пакет. У Ларионова прокуратура обнаружила всего тридцать акций, тогда как на самом деле их было около трехсот тысяч. Выращенная на свежих рыбопродуктах и чистом воздухе Приморья, прокурор Горячева с нечеловеческой страстью стала бороться в Москве за права трудящихся и за светлое будущее трудового народа. Если бы в приснопамятном девяносто третьем у Горячевой под рукой в Москве был Ларионов и его "СИСТЕМА", то со светлым будущим у трудящихся был бы полный порядок! С другой стороны, можно предположить, что если бы Горячева сейчас находилась в Приморье, то полный порядок, возможно, был бы со светлым будущим у самого Ларионова.

О повреждении нравов

Дело-то - сущая безделица. Просто указали человеку его место. Деликатно и неназойливо сказали: не лезь! После указания человек свое место осознал и больше не лез. Вот и все. А если подробнее, то вот как было.

После той приватизации, когда люди "СИСТЕМЫ" отшили подальше от приватизации людей "Скифа", директор Захаренко просигналил в Москву, в Госкомимущество. Оттуда пришла телеграмма с просьбой разобраться. Разберитесь, уважаемые граждане Приморья, с сигналом и сигнализируйте нам обратно. Никого, разумеется, этот обмен сигналами не напугал, но объяснить Захаренко, что он не прав, Ларионов счел необходимым. Ведь как честный человек, он еще до приватизации сигнализировал Захаренко, чтобы тот не волновался и эту приватизацию в голову себе не брал. Сигнал был телефонным. Вежливый голос вежливо объяснил, что бывает со здоровьем, если человек слишком волнуется, и посоветовал: спокойнее, товарищ. Товарищ не понял.

Когда Захаренко подошел к машине, он почувствовал удар в ногу. Не сообразив, что произошло, Захаренко нагнулся, и тут прогремел взрыв. Он упал на косогор, покатился по склону, а когда попытался подняться, прогремел второй взрыв.

Захаренко по чистой случайности остался жив. На языке приморской милиции это называлось "повреждением личного имущества".

Гольдин

Пора ввести в рассказ фигуру, которая представляется нам не менее интересной, чем фигура Ларионова. Это Гольдин, пришедший в "СИСТЕМУ", по слухам, из спецназа. Почему спецназовцу была доверена группа разведки, не совсем ясно, но, видимо, были на то какие-то основания. Вряд ли Ларионов поставил бы на столь ответственное место человека, имеющего о разведке смутное представление. В группе Гольдина дело было поставлено солидно, что доказывалось целым рядом успешных мероприятий. Следует учесть, что и Владивосток, и Приморье в целом к 92-ому году было уже "схвачено" и не одной лишь "СИСТЕМОЙ". "СИСТЕМА", несмотря на хорошо отлаженные связи, вынуждена была оказаться готовой в любой момент дать отпор наступающим на ее интересы. Даже если это было микроскопическое, невидимое невооруженным глазом наступление. То, что некий Корсунский хотел уволится из "СИСТЕМЫ" было недопустимо, но еще не тянуло на убийство. Убийством запахло, когда разведка донесла, что он договорился о работе в кафе "Перспектива".

В "Перспективе" работал свой человек, которого завербовала разведка. Он и донес.

Обстоятельства, по которым происходила вербовка этого человека, интереса не представляют: был применен "силовой" вариант. Человека схватили вечером, связали и бросили в подвал, принадлежащий Ларионову. Во Владивостоке было очень много квартир, принадлежащих Ларионову, и они тоже становились временами местом "обработки" или убийства, нов данном случае им был подвал. После тяжелого избиения жертву оставили в подвале на ночь лежащим без сознания. Утром, спустившись в подвал, парня развязали, привели в себя, пообещали денег (и наверняка дали обещанное) и предложили подписать обязательство о сотрудничестве. Так в кафе "Перспектива" появился свой платный агент.

О намерении Корсунского уйти к Самойленко стало известно сразу, а когда тот пришел к Ларионову с заявлением об увольнении, Ларионов предложил сначала заплатить в возмещение ущерба миллион рублей. На дворе стоял девяносто второй год и миллиона Корсунский собрать сам не мог. Тогда Самойленко предложил братьям Ларионовым встретиться для обсуждения вопроса. Ларионовы обсуждение поняли по-своему и, приехав командой в несколько десятков человек, кофе основательно, хоть и не до конца разгромили. От полного разгрома спасла охрана Самойленко. Тогда и было решено Самойленко уничтожить.

Операцию разрабатывал Гольдин. Надо сказать, убийство "авторитета" в Приморье - дело непростое. Помимо организации самого убийства, надо провести широкие разведывательные действия, дабы выяснить, где именно из многих конспиративных квартир приговоренный может находится. Донесения разведки собираются в обширные досье, которые тщательно систематизируются по признакам местожительства, деловых связей.., женщин, мест отдыха, наличия поблизости от изучаемой персоны собственной агентуры, вкусов и пристрастий не одного лишь объекта наблюдения, но и его окружения, проходящего в досье под грифом "инфраструктура". Все эти донесения просматриваются лично Ларионовым и носят следы его пометок. Он указывает, кто именно из окружения его интересует и какие подходы следует применить. Среди подходов рекомендуется и такой: семья, дети. Любопытно, что "автомобили" выделены в особое досье. И хотя разведку интересует абсолютно все, автомобили выделяются отдельно и проходят под грифом "Учет автотранспорта".

Гольдин работал около года. В группу подготовки убийства Самойленко входили еще четверо. До этого уже была сорвана одна попытка взрыва. Тогда во время ремонтных работ (получить на них разрешение ничего не стоило - везде находились "свои" люди) была вскрыта земля возле кафе, в которую были аккуратно уложены кабель и взрывное устройство. Взрыв сорвался по вине проезжавшего мимо КАМАЗа, перерезавшего провод, ведущий к взрывателю. Второго срыва Ларионов не простил бы. Поэтому так тщательно изучались возможные способы убийства, чтобы выбрать один - самый верный. Таким способом было определено убийство через окно в спальне.

Но тут события внутри "СИСТЕМЫ" начали разворачиваться таким образом, что Ларионову стало не до Самойленко. Но прежде чем переходить к этим событиям, еще раз посмотрим на фигуру Гольдина. Наше внимание к нему объясняется только тем, что он жив. По тому, как развивались события, по логике вещей он должен был погибнуть. Ведь люди погибали и за менее значительные проступки, как погиб, например, капитан 1 ранга, офицер разведки Полуянов.

Как погиб Полуянов?

Он появился в "СИСТЕМЕ" одним из первых и можно сказать, вместе с Ларионовым ставил "СИСТЕМУ" на ноги. Сохранив все свои служебные связи в разведке и регулярно поддерживая их, он представлял собой важнейший информационный канал. Как якобы предполагает следствие, Полуянов почувствовал, что "СИСТЕМА" становится все более и более жесткой структурой, пребывание в ней опасно для жизни, и решил выйти из "СИСТЕМЫ". Поскольку нам не удалось поговорить со следователем, мы не смогли задать ему вопрос: "Как это человек, создавший "СИСТЕМУ", не только определивший беспощадность ее условий, но и не раз убеждавшийся в непреложном исполнении смертных приговоров, не просто принимает решение выйти из игры и тем самым подставить себя под смертный приговор, но и доверчиво делится своими планами с Гольдиным, возглавляющим одну из групп разведки. Верит ли само следствие в том, что оно утверждает?" Но все наши вопросы к следствию сгруппируем в отдельный текст и поместим его ниже, а сейчас примем как данность, что Полуянов погиб за то, что хотел выйти из "СИСТЕМЫ", о чем Ларионов узнал из докладов Гольдина, приставленного к Полуянову, чтобы тот разговорился и "раскололся".

Отметим, что среди намеченных участников убийства Полуянова был и тот же Гольдин, который являл в одном лице и исповедника, и палача. Убийство должно было произойти по дороге в аэропорт, откуда Полуянов готовился вылететь в командировку в Москву. К его несчастью, он решил взять с собой сына. Гольдин вылетел в Москву и ждал сигнала из Владивостока. Если бы убийство не удалось по дороге, его должен был взять на себя в Москве Гольдин. Москва не была для "СИСТЕМЫ" чужим, далеким и неприютным городом. Напротив, это была "дорогая моя столица", радушно встречающая гостей из провинции. Здесь были и старые связи с военной разведкой, и всегда готовые выполнить любое поручение "по устранению" так называемые "люди без определенных занятий", и просто хорошие люди в администрации города и правительства, ну и, разумеется, друзья среди "народных избранников".

Всем этим Полуянову не суждено было воспользоваться. Его привезли к заброшенной шахте, и на глазах сына учинили допрос. После допроса предложили переписать на телеграфный бланк телеграмму жене, уведомляющую об изменившихся планах и о том, что вылетает в Узбекистан. Жену он просил прилететь следом сразу после получения телеграммы. Возможно, Полуянов сопротивлялся бы, но рядом на земле лежал связанный сын. Когда с телеграммой покончили, подполковника повели к котельной шахте.

При входе в темную котельную тот, кто шел впереди внезапно повернулся. Вспыхнул ручной фонарик и осветил голову Полуянова. В то же мгновенье идущий следом накинул проволочную петлю и, рванув, затянул ее на горле.

Вернувшись к сыну, исполнители приказали ему раздеться и повели в котельную. Он был задушен при мгновенной вспышке света и не успел увидеть труп отца, лежащий у его ног. Трупы были сброшены в шахту. Месяца через три их обнаружили строители, занятые демонтажем шахты.

...От шахты гнали машину, торопясь к самолету, но опоздали. Билет пришлось сдать и купить новые до Хабаровска. По документам Полуяновых прошли регистрацию этого рейса, затем зону контроля и, обогнув летное поле, вернулись к своей машине и выехали во Владивосток. Гольдин был избавлен от хлопот и, распрощавшись с друзьями, вылетел в Приморье.

Поставив большой знак вопроса возле решения Полуянова покинуть "СИСТЕМУ", решимся взять под сомнение и саму причину убийства. Зачем усилиями Гольдина был уничтожен Полуянов? Может, дело было в другом: не Полуянов, а Гольдин затевал что-то в "СИСТЕМЕ"? И Полуянов, как имеющий доступ к информации, должен был исчезнуть?

"СИСТЕМА"? Или "СИСТЕМА В СИСТЕМЕ"?

Приватизация "Востоктрансфлота" была крупным событием в Приморье. Имеющий в этом концерне половину доходов Ларионов автоматически становился одной из влиятельнейших фигур Приморья. Но люди "СИСТЕМЫ", обеспечившие эту приватизацию, хотели также получить долю доходов. А получили указание знать свое место. Между тем много поработавшие, много поубивавшие и много знающие имели собственное представление о своем месте. Гольдина тоже к тому времени начала тяготить растущая сила Ларионовых. Эти обстоятельства приводятся в качестве объяснения причин, разыгравшихся следом за приватизацией событий, во всех публикациях по этому делу, в материалах, которые попали в руки журналистов и на основании которых была снята лента о "приморском деле".

Рискнем усомнится в том, что исходя из личных намерений Гольдин решил уничтожить Ларионовых и подчинить "СИСТЕМУ" себе. Если учесть, что до сих пор мы не нашли во Владивостоке человека, согласившегося поговорить с нами о "СИСТЕМЕ", что посланный для сбора материалов корреспондент этой весной не смог даже встретиться с кем-нибудь в прокуратуре, а при слове "СИСТЕМА" занавес немедленно опускался, - можно сделать вывод, что "СИСТЕМА" существовала не сама по себе, группируясь вокруг Ларионова и занимаясь сомообеспечением. "СИСТЕМА" существовала в другой, превышающей ее по объему "СИСТЕМЕ", являясь ее составной частью, отлажено взаимодействуя с ней. И уничтожение "СИСТЕМЫ" Ларионова было не решением Гольдина, а решением "ОБЩЕЙ СИСТЕМЫ", вызванным причинами нам неизвестными. Возможно, он сунул свой нос в отсек, в который ему и заглядывать не следовало. Желающих поговорить на эту тему мы не нашли ни в Приморье, ни в Москве. Если учесть, что дело Ларионова уже было раскрыто для прессы решением и.о. Генерального Прокурора А.Илюшенко и даже была снята короткая кинолента о нем, глухое молчание и отказ прокуратуры в содействии нашей публикации, поставившее нас перед необходимостью пользоваться материалами наших коллег, вызывает удивление. Быть может, прокуратура избегает повышенного интереса к "СИСТЕМЕ" Ларионова в связи с усиливающимся брожением в Приморье, в связи со вновь возникшей проблемой Ноздратенко, который никак не может быть заезжим гостем приморской "СИСТЕМЫ"? Не знаем. И не будем гадать.

Приватизация обошлась братьям значительно дороже

Как и ряд других программ, программа уничтожения братьев Ларионовых была разработана Гольдиным. Сначала шла идеологическая работа с каждым из намеченных членов отряда уничтожения, внушалась мысль о том, что Ларионовы обманули подельников, не поделившись в приватизацию, что они не хотят делится и готовятся к уничтожению недовольных. Когда воины созрели для решения задачи, а их ненависть окрепла, Гольдин перешел к разработке плана. Было намечено около десяти исполнителей, определено место и схема действий.

На встречу с одним из подельников, назначенную в лесу, возле совхоза "Приморье", приехал старший брат Александр Ларионов со своим охранником. Не успел он выйти из машины, как его схватили, повалили на землю и сделали укол снотворного, после чего он впал в бессознательное состояние. Затем его вывезли в поле, вытащили из машины и закололи ударами ножа в шею. Тут же и закопали.

Сразу после этого Гольдин и еще двое поехали к Сергею, рассчитывая, встретившись, застрелить его, но на из звонки никто не отворил дверь.

Исчезновение брата было грозным ударом колокола. Насчет того, что колокол звонил по нему, у Сергея сомнений не было, но прежде всего он хотел отыскать брата. Еще была надежда, что он жив. Когда ему позвонил Гольдин и сказал, что нужно ехать искать Александра в том месте, где ему была назначена встреча, в лесу у совхоза, Сергей согласился. Встретились на автостоянке, но Ларионов предложил пересесть в его машину. В машине Гольдина и сообщников обыскали и отняли оружие. В лесу, во время поиска Ларионов укрепился во мнении, что Гольдин причастен к похищению, и хочет убрать его. Сергей привез всю компанию в свою фирму и заключил под стражу. Тот, кому выпало охранять их, оказался близким к Гольдину человеком. Когда-то именно Гольдин вербовал парня в "СИСТЕМУ", привезя из части во Владивосток, устраивал его охранником в фирму "Румас". Объяснив, что утро может грозить арестованным расстрелом и раскрыв глаза новобранцу на то, какой фабрикой смерти является "СИСТЕМА", Гольдин предложил парню бежать с ними, что они и сделали.

Ларионов понял, что "СИСТЕМА" выступает против него и что он остался в одиночестве. Из тех, кто еще был рядом, он не верил никому. И все же его первым побуждением было не спасение себя, а розыск убийц. Он знал, что брата убила "СИСТЕМА" и что Гольдин причастен к убийству.

Приговор приведен в исполнение

На розыск убийц Ларионов денег не жалел. Он вел его с размахом, включив в него не только свою "СИСТЕМУ", но и милицию, и частных детективов, и службу безопасности, и всю агентуру. Они были обеспечены автомобилями, рациями, техникой. Премиальные в розыске составляли два с половиной миллиона рублей (в 93-ом году). Одна за другой следовали так называемые "планерки", на которых докладывались результаты поиска и координировались дальнейшие действия. "Ищем, - говорил Ларионов, - ребят, которые взяли двадцать миллионов и смылись". В первую очередь надо было найти Гольдина. Он назовет имена остальных. Наконец, в конце октября Гольдин неожиданно сам вышел из подполья и объявился у Ларионова. Встреча происходила в баре, и разговор шел с глазу на глаз. Сразу после разговора охрана надела на Гольдина и его сопровождавшего наручники и отвезла их в "Румас" - фирму и место заключения. Здесь Гольдин назвал всех семерых. Взять их было делом нехитрым.

... Когда Ларионов обдумывал способ казни, он искал не тот, что проще, а тот, что мучительнее. Простая смерть не утоляла его жажду мести. Вспомнил ли он о газовых камерах фашизма или просто взгляд его упал на газовый баллон, но он вдруг понял, что лучше он не найдет. Задушить газом. Он слышал, что смерть мучительная и небыстрая.

Проверку свойств газа он поручил своим подельникам. Братья Сатовы не знали человека, который был бы больше осведомлен в свойствах газа, чем их школьный учитель, а потому отправились в школу. Там среди топота и ребячьего гама они получали консультации по убийству, объяснив, что занимаются охраной гаража, где хранятся баллоны, и хотели бы узнать, не слишком ли это отразится на их здоровье и какая именно доза может стать для них опасной.

Гараж, который предстояло превратить в газовую камеру, был куплен раньше специально для совершения в нем убийств. Теперь следовало подготовить и обустроить подвал. Когда все было готово, в подвал привезли жертвы. Ларионов сидел в машине, и каждую жертву поднимали из гаража и сажали рядом. После беседы возвращали в подвал. Никто не выгораживал Гольдина. Все показали, что именно он подбил их на убийство и организовал его. И вот тут история убийства начинает буксовать: почему Гольдин не был отправлен в подвал вместе со всеми, почему ему была отведена роль не жертвы, а палача. Когда все были в подвале, люк прикрыли, закидав его мешками и оставив лишь предназначенное для шланга отверстие. Баллоны подтащили к люку, и Ларионов приказал Гольдину приступить к исполнению. Тот замешкался. Тогда Ларионов выхватил револьвер и направил его на Гольдина. Тот открыл вентили. Газ пошел в подвал.

Люди метались и кричали, пытаясь выбраться. Может быть, поэтому и был оставлен в живых Гольдин, чтобы он смог увидеть, что именно произойдет с ним? Постепенно крики стихали и, наконец, наступила тишина.

Все убитые были утоплены той же ночью. Трупы их никогда обнаружены не будут.

Дело это стало известно благодаря тому, что мать одного из казненных стала искать своего сына. Она знала, что сын остался после службы во Владивостоке, хорошо устроился, получил квартиру и служил в охране. Она знала фирму, которую он охранял. Теперь она стала требовать разыскать своего сына.

Странно это...

Странно это: какая-то мать какого-то охранника заставляет работать прокуратуру Приморья, затеять следствие и остановить "СИСТЕМУ". Разве до этого в "СИСТЕМЕ" не убивали людей, никто не исчезал и ни у кого не было мамы? Убивали и даже очень убивали. "СИСТЕМА" работала не в вакууме, а в крае, забитом спецслужбами и правоохранительными организациями, и можно твердо сказать, что если бы эти правоохранительные организации не охраняли права "СИСТЕМЫ", то она не могла бы вести такую экспансию в Приморье. "СИСТЕМА" работала в четком взаимодействии с "ОБЩЕЙ СИСТЕМОЙ", стала ее частью и уничтожение ее невозможно - слишком тесны связи, слишком плотно срослись все структуры, чтобы можно было безболезненно вырвать живой кусок ларионовской "СИСТЕМЫ". Наверное, поэтому уже здесь в Москве в прокуратуре нам отказались комментировать дело Ларионова, которое велось несколько лет и до сих пор не завершено, сославшись на то, что до решения суда материалы следствия разглашены быть не могут. Рассчитывать на то, что решение суда когда-нибудь появится, не приходится. Приморский суд возвратил дело на доследование, а срок содержания под стражей или истекает, или истек, так что можно ожидать появления во Владивостоке всех героев нашей истории. Они еще понадобятся "ОБЩЕЙ СИСТЕМЕ".

Мы сознательно ограничили в рассказе число преступлений, совершенных "СИСТЕМОЙ" Ларионова. Их было значительно больше, чем здесь отмечено. Порой жертвами становились люди, никакого отношения к "СИСТЕМЕ" не имеющие, как это было в момент взрыва в многоквартирном доме, когда четверо жильцов погибли, а пятьдесят пять лишились крова и всего, что нажили.

Но меньше всего мы хотели потрясти читателя зверствами, и если рискнули рассказать о страшной смерти семи молодых ребят, задушенных в газовой камере гаража, то лишь для того, чтобы всякий читающий этот материал понял: такие "системы" работают без сбоев, являются машиной уничтожения, не знающей жалости. Этого часто не осознают вступающие в "СИСТЕМУ", не совсем понимая, в какой мир они шагнули.

Далее: мы рискнули привести подробную организацию "СИСТЕМЫ", чтобы стало понятно, с каким серьезным, значительным и опасным врагом сталкивается общество в лице многочисленных "систем", расплодившихся за последние десять лет.

И еще: мы предлагаем читателю задуматься над тем, была ли "СИСТЕМА" Ларионова локальным преступным сообществом, уничтожившим себя в результате междоусобных разборок? Погиб ли Полуянов и его сын за попытку бегства из "СИСТЕМЫ" - или возглавляющий разведку Полуянов каким-то образом узнал о намерениях Гольдина уничтожить Ларионовых и должен был исчезнуть, унеся с собой это знание? Быть может, Гольдин, информировавший Ларионова об измене Полуянова, просто провел операцию по дезинформации своего шефа, чтобы получить "добро" на устранение проникшего в его планы лица? И наконец, может быть, само уничтожение Ларионовых было продиктовано не стремлением Гольдина стать во главе "СИСТЕМЫ", а было простым выполнение Гольдиным Заказа, отказаться от которого он не мог. И тогда становится понятным, почему Ларионов, если он об этом догадался, оставил Гольдина в живых, - ведь это была единственная нить, связывающая его с Заказчиком?

Кончено, все это - предположения, которые имеет право высказать журнал, но не могла сделать прокуратура Владивостока, где сначала велось следствие, или Генеральная Прокуратура, продолжившая и завершившая его, и изобличившая преступников. Дело доследуется и, как сказано выше, можно ожидать, что действующие лица скоро окажутся на свободе. Прокуратура оперирует вещественными доказательствами, но журнал вправе оперировать своим пониманием происходящих в Приморье (да и не в нем одном) процессов, знанием деталей грандиозной дележки огромных богатств и своим пониманием логики событий. Нам кажется, что "СИСТЕМА" Ларионова была прочно ввязана в экономику (а может быть и политику) края, влияла на все протекающие в крае процессы, была состыкована с властью в Приморье. Освободится от "СИСТЕМЫ" Приморье не смогло бы, даже сели бы захотело. "СИСТЕМА" нужна Приморью. Не нужны лишь ее лидеры, не совсем верно определившие пределы своих полномочий и попытавшиеся, возможно, прихватить часть не им принадлежавшего каравая. Это и привело к вынесению им смертельного приговора.

Архив новостей
В начало




Nissan готовит к выпуску еще три новые модели
Новости о вакансиях и трудоустройстве
Новости тенниса
Экономика Индии
"Месть ситхов" - $50 миллионов за один день
Французов умоляют сказать "да" Конституции Европейского Союза
Шварценеггер объявит об особых выборах "Года Реформ"
Европа вводит ограничительные санкции по отношению к Китаю
FOREX: новости
Возврат к советским методам управления страной
Экстремальная лента новостей
Проведение праздников
Буш поддержал Грузию за исключением вопроса российских баз
Несколько красноярских студентов будут проходить обучение в Германии
Ипотека в Челябинской области
В Ираке теракты против шиитов
Copyright © 2004-2006 because.ru