ГЛАВНАЯ  ПОИСК  КАРТА САЙТА    ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что...  
Актуально Форум О проекте  

ЧТО НАША ЖИЗНЬ? НАРКОТИК!

В середине 80-х в СССР насчитывалось 46 тысяч наркоманов. Сегодня на основе анализа следственной практики и результатов социсследований начальник управления по незаконному обороту наркотиков генерал Сергеев делает вывод о наличии 3 миллионов россиян, употребляющих наркотики. В Фонде спасения детей и подростков от наркотиков называют цифру в 5 миллионов. Независимые эксперты утверждают, что каждый десятый житель страны - наркоман.

Боролись у нас с "буржуазным" недугом до последнего времени своеобразно. Когда стало известно, что детишки из номенклатуры балуются травкой и шприцем, начали открывать наркологические центры, в которых лечили... транквилизаторами (!). Рейды по проверке здоровья населения на крупных предприятиях выявили немалый процент "забивающих косяк" тружеников. Начали снимать директоров заводов и фабрик, распустивших трудовые коллективы, да убирать подальше много знающих наркологов. Проблема же усугублялась.

Ныне в Москве уже третий год работает общественная организация "Нарконон", альтернативная государственным структурам подобного толка. В "Наркононе" не лечат, а учат жить без наркотиков. На его счету - 16 спасенных душ и тел - почти все, кто находился здесь. Сравните: из 1000 пациентов государственной психиатрической клиники едва ли пятеро не возвратились более к наркотику. Истории употребления наркотиков в России просто не существует. Не считая серебряного века русской литературы, когда кокаин на какой-то десяток лет стал символом, а иногда и пропуском в мир художников, поэтов и писателей...

- Перелом произошел в середине 80-х, когда введенный Горбачевым "сухой закон" заставил заменить привычную водку на невиданные прежде таблетки и химические препараты, - уверен доктор Ренслаэр Ли, один из ведущих экспертов по проблеме наркотиков в мире. - А в декабре 90-го советский парламент фактически легализовал наркотики, разрешив хранение в "личных целях".

На мировой рынок наркотиков Россия вошла всего лишь за пятилетку. Уже сейчас она входит в пятерку крупнейших производителей и экспортеров синтетических наркотиков. Подпольные фабрики действуют почти во всех крупных городах: Москве, Петербурге, Волгограде, Екатеринбурге, Калининграде. Каналы переправки героина из Афганистана и Пакистана, налаженные еще во время афганской войны, действуют до сих пор. Как, впрочем, и старейший в СССР источник конопли - Чуйская долина. Три года назад российские дельцы провели первые "переговоры" с колумбийскими наркокартелями, и в том же 1993 году на выборгской таможне была задержана партия кокаина весом в полторы тонны.

- Россия стала не только производителем, но и крупнейшим посредником при переправке наркотиков на рынки Западной Европы, - утверждает доктор Ли. По его словам, точных цифр не знает никто, но, по данным "Интерпола", годовой оборот международных наркокартелей достигает 300 миллиардов долларов. Немалая доля этих миллиардов приходится и на Россию. Серебряный век давно прошел, и из артистических салонов наркотики вышли на улицы наших городов. Те самые улицы, на которых играют дети.

АЛЬКА

Вот уже битый час мы с Алькой топчем ее зиму:

Поземка у ног
Крутится, вертится...
Больше не верится,
Чтоб кто-то помог.
Не вырастет деревце,
Милая девица,
Короток срок.

Алька - поэт. Пишет о смерти. Молит о жизни. Ей 21 год. Не так давно я преподавала ее классу литературу в школе. В нашу первую встречу я обратила внимание на немножко странную, робкую девочку, скрывавшуюся на "галерке". Она сочиняла грустные сказки, ходила в черном, не любила стадионы, зато благоговела перед гитарой и хорошей книжкой. Мир казался ей несовершенным. Она придумывала свой.

Теперь Алька студентка психологического факультета. И наркоманка. Ее болезнь написана на вене: винт. Отвратительная смесь, в десять раз разрушительнее любого очищенного наркотика. Винт популярен, потому что легко доступен (его компоненты можно приобрести в аптеке и с рук в многочисленных торговых точках) и сравнительно дешев.

...Мать с отцом затеяли развод, когда Альке и восьми лет не исполнилось. Ужаснула мысль: кто-то из них мог от нее отказаться. Потрясенная своим открытием, Алька тогда сбежала из дома и пряталась в подворотнях, пока ее не нашли. Родители так и не разошлись.

Общение со взрослыми оборачивалось, как ей казалось, насилием ее воли: Алька любила рисовать, а папе хотелось, чтобы дочка занималась спортом и языками. В 14 лет взбунтовалась. Наглоталась транквилизаторов - собралась умереть. Откачали. Состояние эйфории запомнилось. Так банально, с таблеточек, все и началось. Дождями лились стихи. Слышались потусторонние звуки.

Это продолжалось несколько лет с коротким перерывом "воздержания", после которого она съехала с "колес" и подсела на иглу. Давно знакомые продавцы сочувственно спрашивали: "Что, уже?.." Страха у Альки нет, хотя она знает: 25-летний наркоман - уже долгожитель. Испытывает легкое недоумение: "Надо же, я не одна такая. И в моем доме ребята колются, и в соседних, и все Кунцево ширяется, и Текстильщики. Полно народу. Варщиков не хватает". Варщик - это тот, кто варит "дурь".

Алька ведет дневник, в котором отмечает, сколько и когда она "двигалась" и свое состояние, мысли "до" и "после". Записи делает не из любви к искусству, а по необходимости: происходящие события плохо восстанавливаются в сознании. В канун Нового года она не знала, когда следует отмечать праздник.

Она, заикаясь, рассказывает, как продавала жетончики в метро. И как клянчила деньги у прохожих, мол, не найдется ли у вас случайно двух тысяч... А как о многом, наверное, молчит! Ведь, по статистике, 60% преступлений совершается молодежью в наркотическом опьянении.

Альку раздирают на части две муки: угроза собственной деградации и боязнь внешнего мира. И вся жизнь - в игле. Но и смерть тоже в игле. Замкнутый круг. Алька нашла место, куда ее пригласили на лечение, - центр "Нарконон". Специально спешила с досрочной сдачей сессии, чтобы отправиться туда. Может, Алькина надежда обернется-таки верой?

Прошло почти четыре года с тех пор, как мы обе покинули школу. Что же меня, бывшую училку-литераторшу, затянуло в судьбу этой уже взрослой девочки?

Показалось очень важным находиться рядом с Алькой хотя бы до тех пор, пока не состоится ее выбор в ту или иную сторону. Раздавшийся вдруг ее телефонный звонок прозвучал как требование: нужно что-то делать. Наркомания не болезнь, ее нельзя вылечить. От нее можно только отказаться, проявляя чудовищное усилие воли, желание жить и принимать жизнь такой, какая она есть. Все зависит от человека. А человек - нередко от людей, которые по чистой случайности оказались близко. С того момента я стерегу миг ее выбора.

Я наблюдала окаменевшие лица матерей и отцов на родительском собрании в одной из московских школ, когда им рассказывали о наркомании, ее приметах, причинах, о наркобизнесе в нашей стране - беда может случиться с каждым, даже с самым благополучным на первый взгляд человеком.

Это ужасно, но это истинная правда: к наркотикам приходят чаще всего натуры одаренные, человечные, страдающие от несправедливости, с неустойчивой психикой, которых в самом начале нужно всего лишь поддержать, пять минут подержать в теплых руках и поставить на землю. Дать человеку шанс притормозить. А дальше распоряжаться собственной судьбой его святое право.

...Алька позвонила в очередной раз и призналась, что сбежала из "Нарконона". Но уже хочет туда вернуться. "Не говорите маме".

Марина АНИКЕЕВА

ВОЛОДЯ

Лучшие наркологи получаются из бывших алкоголиков и наркоманов. Наркология - тот случай, когда диагноз, постигнутый на собственной шкуре, надежнее и точнее. Володя очень крепкий человек - под два метра, плечи еле влезают в дверной проем. У него было здоровье, которое в молодости кажется бездонным, а главное - бесплатным. Свой первый "коктейль" составил в мединституте, пролистав фармакологический справочник. Потом сдернули в армию, он был при госпитале погранвойск; служба запомнилась тремя неудачными попытками самоубийства, постоянным желанием попробовать в четвертый раз, а также невероятным ощущением наполненности каждого мгновения - рецепт состава, вызывающего подобную эйфорию, мне он не сказал: "Слишком просто, чего доброго, решишь проверить".

Самый первый вопрос: зачем?

Затем, что поначалу без наркотика - хуже. В той же мере, в какой морфий способен снять боль физическую, он помогает забыть и душевную.

Он очень хотел быть хирургом. Кто-то в детстве мечтает о карьере космонавта, ну а тот, чей сосед - легенда целого района, поскольку к нему приносят на операции тех, от кого отказались остальные, - тот поступает в мед. Но заигравшийся ребенок взрослеет тяжко. И когда на последних курсах института (как раз пошла практика) оказалось, что врач спасает человеческие жизни далеко не каждый час, а девяносто процентов времени тратит на клиническое бумагомарание... Кто-то при таком повороте озлобится, кто-то станет остервенело работать, кто-то, может, запьет. Ну а Володя листал фармакологические справочники в поисках химического утолителя печалей.

Человеческая психика отчасти построена на изначальной биологической склонности к наркотической зависимости. Наркотический принцип заложен в механизм выживания. Принцип этот в быту называется просто - привычка. Сокращение сердца и дыхательных мышц - одна из форм привычки на уровне физиологии. Привычки регулируются внутренней химией организма, он сам вырабатывает необходимые "подкрепители" нужных реакций: вкусно поел - приятно, прочитал хорошую книгу - то же самое. То есть: сделал нечто - получил удовольствие.

А можно обмануть свою химию чужой, синтетической. Сожрал таблетку "экстази" - и уже без всяких действий получил радость. Первое время - только восторг, неизмеримый, настоящий. Начинает казаться: любое чувственное ощущение можно вызвать таблеточно.

Забывается единственная тонкость - безболезненно, в согласии с миром, этот механизм работает только на той химии, что вырабатывается собственным организмом. Получая наркотик снаружи, наши умные мозги решают: зачем что-то делать самим, когда все получим и так.

И тогда каждый раз "наружной" химии требуется все больше - чтобы преодолевать привычку к привычке.

Вопрос номер два: почем? Конечно, если считать не деньги...

Володя писал диплом, когда стал чувствовать: хорошим хирургом ему не стать. Дозы растут, и начинают дрожать руки... Оказалось, радость жизни не бывает бесплатной и дешевой не бывает тоже. Это был 91-й год, на зарплату интерна еще можно было не умереть с голоду, ну а за безделье тогда еще не выгоняли, время-то было советское...

Спасла его та же страсть, что и совратила: тщеславие. С детства в нем сидела мечта - да, естественно, буду хирургом, но еще - мастером айкидо... С первым - ладно, не получилось, к черту. Но тут он провалил экзамен на красный пояс. В боевом искусстве главное - чувствовать движение противника до того, как он помыслит о нем. Наркотик разрушил способность предчувствия. Он задел уже не тело - личность.

Тогда стало страшно. Уже нельзя было разбазарить мечту номер два, поскольку она же - номер последний. Ломку Володя прошел сам. О том, как это было, вспоминать не любит.

Вот уже четыре года он не употребляет.

Стать наркологом желания не было никогда. Произошло это случайно. Было время, когда у своей матери, дипломированного психиатра, Володя учился гипнозу и первичным навыкам психотерапии. А тут друг предложил: давай ко мне, в фирму по купированию запоев и кодированию от алкоголизма.

Кодирование не способ лечения. Страхом смерти заставив временно не пить, настоящие причины пьянства врач не убирает. Причина всегда - бессмыслие. Володя помогает пациенту вытащить ответ на один, но вечный вопрос: зачем он живет? Не подарить ответ (чужие ответы не приживаются), а заставить найти самому.

Своего первого вылеченного алкоголика Володя приучил верить в то, что если тот продолжит пить, то уже не сможет быть блестящим автомехаником. Дело, по сути, тот же наркотик - только наркотик созидающий, сохраняющий и лечащий. Задача врача - перевести пациента с одного наркотика на другой. С химии внешней - на химию, зарабатываемую душой.

Он не испытывает к своим пациентам ни презрения, ни изматывающей жалости. Бесплатно не лечит, иначе лечение будет неэффективным. Человек должен до копейки расплатиться со своей болезнью - чтобы не чувствовать себя ее должником.

Михаил РЫБЬЯНОВ

ЧТО ГОВОРИТ ЗАКОН

Любые умышленные действия, которые направлены на возбуждение у других лиц желания к потреблению наркотиков, расцениваются как склонение к потреблению наркотических веществ. Это могут быть уговоры, предложения, совет и т.п. Помимо этого, склонение, выраженное в обмане, как то: предложение выкурить сигарету, заправленную наркотиком, под видом обычной, психическое и физическое насилие, ограничение свободы с целью употребления наркотика и т.п. - расценивается аналогично.
Независимо от того, употребило ли склоняемое лицо наркотик или нет, преступление является совершенным.
Если употребление наркотического средства стало причиной смерти или причинило телесные повреждения, то лицо, склонившее пострадавшего к таким действиям, несет ответственность как за преступление против жизни и здоровья (ст. 2242 УК "Склонение к потреблению наркотических средств"). Лишение свободы до пяти лет. Согласно действующему закону гражданину допустимо хранить у себя небольшой размер наркотических средств. Он установлен Постоянным комитетом по контролю наркотиков 19 декабря 1990 года:
- марихуана высушенная - 5 г;
- марихуана невысушенная - 25 г;
- гашиш (анаша) - 1 г;
- смола каннабиса - 0,4 г;
- опий - 0,5 г;
- солома маковая высушенная - 10 г;
- невысушенная - 50 г;
- морфин - 0,03 г;
- героин - 0,02 г;
- кодеин - 0,2 г;
- промедол - 0,03 г;
- фенамин - 0,05 г;
- омнопон - 0,03 г;
- кокаин - 0,02 г;
- первитин - 0, 03 г;
- препараты, содержащие фенамин, - 1 мл;
- кустарные препараты из эфедрина - 1мл.
Однако небольшие размеры различных наркотических веществ, приобретенных или хранимых лицом без цели сбыта, могут в совокупности (например, 5 г марихуаны и 10 г маковой соломы) создать основание для привлечения к уголовной ответственности.
Необходимо помнить, что незаконные приобретения или хранение без цели сбыта наркотических средств в небольших размерах, совершенные повторно в течение года после наложения административного взыскания, согласно ст. 2243 наказываются лишением свободы на срок до двух лет.

"ЕСЛИ ЭТО СЛУЧАЕТСЯ В 16 ЛЕТ, ТО УЖЕ НИЧЕМ НЕ ОСТАНОВИШЬ"

Гагаринские новоселки находятся на 120-м километре от Москвы по Ярославскому шоссе. Если посмотреть вперед и вверх, увидишь церковь Иоанна Богослова с серебряными куполами, если вниз, вдаль, аккурат в противоположную сторону, - за холмами и оврагами белеет Алексеевский монастырь.

Здесь живут наркоманы. Опекает их Антонина Васильевна Валькович. В прошлом - москвичка, художник по гобеленам.

Антонина ВАЛЬКОВИЧ:

- Было вот как... Пропала наша дочь. До этого она пристрастилась к наркотикам. Не видели и не слышали о ней год. Стали общаться с ее знакомыми, тоже наркоманами, пытались через них отыскать след. Потом решили организовать мастерские для них. Удалось выбить помещение в Плотниковом переулке, итальянцы-благотворители установили там оборудование, ребята шили сумки из кожи, делали иконки. Но... потом все равно шли на Арбат и покупали гашиш.

Появилась идея - вырвать их из привычного окружения. Удалось приобрести клочок земли в 20 соток. С 93-го начали строиться. Ничего не умели, но с помощью ребят, которые решили завязать с наркотиками, возвели трехэтажное здание. Немцы стали поставлять нам лекарства. На французские деньги соорудили столярные мастерские, итальянцы подарили станки. Живут у нас 10 - 12 человек. Случается, из общины кто-нибудь уходит. Раньше я воспринимала это как драму. Сейчас нормально отношусь. Ведь наркомания - это одержимость.

Было время, когда мы принимали всех. Теперь, бывает, ребята выказывают недоверие к себе подобным. Они лучше чувствуют меру лукавства новоприбывшего. Макс:

- Долгое время мне удавалось совмещать работу и наркоманию. Трудился я под руководством одного из лучших архитекторов страны. В мастерских не существовало ни суббот, ни воскресений. Мы участвовали во многих конкурсах. Начальник знал про мой недуг, но это его не касалось. В городе имелось достаточное количество "кайфа", а у меня - денег. Потом я стал прогуливать, в 89-м мне предложили уволиться.

Вскоре забыл, как кисточки в руках держать. Я был женат, имел ребенка, но виделся с семьей только по большим праздникам, когда был хорошо раскумарен. Иногда ездил на Украину, возил мешками мак. Потом все свелось к обитанию в замкнутом пространстве - стол, диван, телевизор. Любой наркоман скажет: был бы у него дома неиссякаемый запас зелья, он бы так и жил всю жизнь.

Встретил Катю, мы продолжали торчать вместе. В это время мы узнали про общину и отправились в Гагаринское. Меня везли на машине, я ничего не соображал. Прожил в селе с июля по октябрь и уехал. В Москве определился на стройку, получал много денег. Дай, думаю, вмажусь, вмазался, через неделю - еще раз, и пошло. Меня выгнали.

В это время Катя родила Таню. Я торчу, ей тоже хочется, но она нашла в себе силы, выставила меня за порог. Позвонил Антонине Васильевне через свою гордость. Вот с 93-го обитаем здесь всей семьей.

Катя, жена Макса:

- Что может остановить человека в подобной ситуации? Тюрьма, смерть близких, рождение ребенка. Месяц трезвости - он может стать поворотным пунктом. Я до того не могла представить, как мы будем жить на селе - комары, грязь, отсутствие удобств. Но я смиренно шла в церковь - и жила, потом мне стало необходимо там бывать.

В отличие от Макса я не испытываю привязанности к этому месту. Мне не страшно ездить в Москву, входить в свою квартиру, даже хотелось бы попробовать жить самостоятельно. Мужу труднее, у него "стаж" больше. С другой стороны, у меня есть желание помочь Антонине Васильевне в работе с молодыми наркоманами. Мне кажется, что если это случается в 16 - 17 лет, то его уже ничем не остановишь: воровать и торчать, торчать и воровать.

Юрий, 19 лет:

- У меня 5 сестер и брат, который два года кололся, потом, женившись, перестал. Но именно он дал мне попробовать наркотик. Я учился в школе, отметки у меня были неплохие, перешел в 10-й класс, дотянул до зимних каникул и больше туда не пошел. Мне исполнилось 16 лет, играл на гитаре в оркестре - ребята наши сидели на "винте" и меня соблазнили. Крыша стала ехать. Лежал в 15-й психбольнице, оставив свою девушку на свободе. Она обещала меня дождаться. Вышел - она с другим.

Не выдержал. Начал с морфина, потом перешел на опиум. Устроился работать, в один прекрасный понедельник на работу не пошел. Мать меня стыдила: "Зачем ты вообще сюда вернулся, тут ведь сестры". Но домашние проблемы меня уже не интересовали. Думал - лет пять поколюсь и сдохну. Физической смерти не боюсь. Боюсь того, что будет за гробом. Именно это я вполне осознал, когда попал к Антонине Васильевне.

Если нет жизни после смерти, то нет никакого смысла и в нашем сиюминутном существовании.

Врач-нарколог:

- В больнице ад, туда проносят наркотики, после курса лечения пациентов выбрасывают на улицу и у них начинается ломка. К нам они приходят под дамокловым мечом: перспектива - тюрьма. Мы увезли их подальше от прошлого. Сначала в селе был перепуг - наркота, рассадник заразы, СПИДа, притон. Сейчас население успокоилось - продолжает пить, как пило.

Мы создаем членам общины вереницу дел. У нас свое картофельное поле. Сейчас делаем рамы и двери для церкви Иоанна Богослова, собираемся класть и тесать каменный пол.

Мне помогает пастор Рольф, руководитель католической миссии в России. Общая молитва, общение, Евхаристия. Но иногда наступает ступор. Тогда я применяю "молоток", а он слово. Так и идем, стараясь спасти хоть немногих.

Наша задача очень непростая. Считается - сколько по времени наркоман колется, столько ему надо и реабилитироваться. 15 лет "стажа", следовательно, 15 лет требуется отдать на восстановление. По европейским стандартам срок и того больше - 15 умножаем на 1,5...

Ольга БИРЮЗОВА

Из личного опыта: ИЗЛЕЧИМА ЛИ НАРКОМАНИЯ?

В ХХ веке наркомания превратилась в мировую проблему, и решать ее пытаются сотнями методов. Все это время человек губит себя наркотиками, прекрасно сознавая все их "достоинства" и недостатки. К первым можно отнести такую эфемерную субстанцию, как "кайф". Вторых гораздо больше: утрата кайфа после привыкания к наркотикам; утрата удовольствия от секса, общения, произведений искусства, творческой деятельности и т.д.; попадание в рабство к химическим препаратам, а следовательно - и ко всем "ветвям" власти-принуждения (милиции/преступникам/медикам). Список далеко не полон.

Бурная деятельность отделов борьбы с наркоманией привела разве что к повсеместному исчезновению булочек с маком да поголовному облысению бубликов. Борьба же с самими наркоманами способствовала перенаселенности тюрем и лагерей и, соответственно, к росту наркомании. Юный рэппер-рейвер, который только и делал, что дергался с друзьями и подругами в дискотеке, будучи упрятан за решетку за косяк безобидной травы, знакомится с наркотиками, вызывающими привыкание. А с наступлением привыкания приходится добывать деньги на наркотики, в том числе (и чаще всего) преступным путем.

Традиционные медицинские методы лечения имеют успех только при одном условии: если человек твердо решил отказаться от употребления наркотиков. К примеру, так называемая "лестница", постепенное снижение дозы, есть не что иное, как трамплин для ее резкого повышения, чем и пользовались в свое время многие наркоманы, желавшие немного отдохнуть и поправить здоровье в больничных условиях. Ни один из методов не избавляет от ломок на ранней стадии отнятия наркотиков (от трех дней до полутора-двух недель), что и является главной причиной всех рецидивов. Большинство наркологов, с которыми мне доводилось сталкиваться, способны определить наркомана разве что по исколотым рукам. Не следует уповать и на всемогущество психотерапевтов: едва ли психоанализ способен решить проблему, связанную с обменом веществ.

Во многих странах существует так называемая "метадоновая программа", благодаря которой наркоман не испытывает ломок, но и не имеет никаких шансов избавиться от своего пристрастия, поскольку метадон, этот синтетический опиат, вызывает привыкание в не меньшей степени, нежели героин.

Так что же, выходит, наркомания неизлечима? Отнюдь! Мало того, нет ничего проще, чем полностью отказаться от наркотиков. Тем, кто этого хочет, могу дать совет из пяти пунктов:

1. Призадумайтесь.
2. Испугайтесь (а пугаться есть чего - думаю, не перевелись еще люди, которые боятся не только тюрьмы да сумы, но и смерти).
3. Очень испугайтесь.
4. Ужаснитесь.
5. Бросайте это дело к чертовой матери. Слезайте. Спрыгивайте. Соскакивайте, наконец.

После чего можете переходить на красное вино, заводить себе новых друзей и ратовать за легализацию марихуаны.

Виктор КОГАН

Архив новостей
В начало




Nissan готовит к выпуску еще три новые модели
Новости о вакансиях и трудоустройстве
Новости тенниса
Экономика Индии
"Месть ситхов" - $50 миллионов за один день
Французов умоляют сказать "да" Конституции Европейского Союза
Шварценеггер объявит об особых выборах "Года Реформ"
Европа вводит ограничительные санкции по отношению к Китаю
FOREX: новости
Возврат к советским методам управления страной
Экстремальная лента новостей
Проведение праздников
Буш поддержал Грузию за исключением вопроса российских баз
Несколько красноярских студентов будут проходить обучение в Германии
Ипотека в Челябинской области
В Ираке теракты против шиитов
Copyright © 2004-2006 because.ru