ГЛАВНАЯ  ПОИСК  КАРТА САЙТА    ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что... Because.ru - Потому что...  
Актуально Форум О проекте  

45 километров от Кремля

20.07.2005

Глава Домодедовского района Московской области Леонид Ковалевский - о районных проблемах федерального масштаба

От города Домодедово до Кремля - примерно 45 километров. Последний раз глава Домодедовского района Московской области Леонид Ковалевский был в Кремле много лет назад, на всероссийском совещании по местному самоуправлению. Тогда там выступал Александр Солженицын, только что вернувшийся в Россию. Зато в Домодедовском районе федеральные топ-персоны бывают проездом часто. Кто - спешит в аэропорт, кто - в дом отдыха, а кто - и на совещание... Недавно Леонид Ковалевский был гостем "РГ". Говорил о своем районе, а получилось - обо всей стране.

Российская газета: Завтра к вам в Домодедово "слетаются" все главы городов и районов Подмосковья. О чем пойдет разговор?

Леонид Ковалевский: Это будет совещание правительства Московской области, которое проводит губернатор Борис Всеволодович Громов. Обсудим итоги полугодия. И в экономике, и в социальной сфере, безусловно, есть достижения. Но по традиции, упор сделаем на существующие проблемы. Прежде всего, обратим внимание на ситуацию в жилищно-коммунальном хозяйстве, на благоустройство, образование, здравоохранение, культуру. Это тот круг вопросов, от решения которых зависит повышение качества жизни жителей Подмосковья, в том числе и Домодедовского района.

Нет денег - нет власти

РГ:
Интересно, с чем связано название вашего города? Здесь когда-то стоял дом очень знаменитого деда?

Леонид Ковалевский: Статус города мы получили только в 1947 году. Но село Домодедово, действительно, древнее. К сожалению, мы почти ничего не знаем о его происхождении. Скорее всего, название пошло от слов "дом деда". А село хорошее: есть храм, агрофирма. Придет время, и оно сольется с городом Домодедово. Тогда мы будем числить свою историю примерно с XV века.

РГ: Судя по всему, ждать осталось недолго. Вы же выбрали свой путь реформы местного самоуправления. И скоро весь Домодедовский район станет единым городским округом. Кажется, в области на это отважились только два района: ваш и Балашихинский?

Ковалевский: Химкинский район еще пытался, но у него, к сожалению, ничего не получилось. Объясню, почему мы пошли этим путем. 131-й Федеральный закон, который дает старт реформе местного самоуправления, в его нынешнем виде работать не будет. И нам надо было свести к минимуму возможные осложнения. Я все-таки профессионал: 17 лет работаю главой района, имею юридическое образование по государственно-правовой специализации, прошел через все реформы новой России. Дважды всенародно избирался, дважды за меня голосовал Совет районных депутатов, один раз меня назначал губернатор. Я знаю все: что было и что будет. Поэтому мне не составило большого труда проанализировать этот федеральный закон. Безусловно, в него заложены здравые идеи. Кто откажется от того, чтобы местную власть, например, поселка, не назначали "сверху", а избирали всем миром? Она становится подотчетна и подконтрольна населению. Очень хорошо. А вот дальше начинается неразбериха.

РГ: Поясните, что это за "неразбериха"?

Ковалевский: Сегодня глава сельской администрации контролирует на своей территории работу всей системы образования. Это, как правило, одна или несколько средних школ, детские сады. В его ведении - больница или амбулатория, или фельдшерско-акушерский пункт, дом культуры, спортивные залы, жилищно-коммунальное хозяйство. И вот начинается реформа, которая предусматривает создание двух уровней местного самоуправления, абсолютно независимых друг от друга. Первый - городские, сельские, поселковые администрации. Второй - район. При этом образование уходит на второй уровень. И директор школы уже не подчиняется сельской администрации, спросить с него, потребовать что-то глава не может. Точно так же и медицина. С культурой и спортом - еще интереснее. Есть, например, сельский клуб. Его зрительный зал должен отойти районному комитету культуры, то есть ко второму уровню муниципальной власти. А библиотека и спорт - к первому уровню. Сегодня всем распоряжается один директор Дома культуры, завтра - их будет три. Начнутся конфликты. Кто старший? Кто моет полы? А главное, как делить расходы на содержание всего этого хозяйства? Музеи вообще ни на какой уровень не попали, остались бесхозными.

Впрочем, со всем этим как-то можно разобраться. Самое страшное - другое. Жилищно-коммунальное хозяйство - водозаборные узлы, очистные сооружения, котельные, теплотрассы, трансформаторные подстанции, все электроснабжение, инженерные коммуникации - все это уходит на первый уровень местного самоуправления. И что города и поселки со всем этим будут делать? Сегодня в районе ЖКХ эксплуатируют специализированные предприятия, у нас их пять. Значит, каждому сельскому или поселковому округу нужно будет создавать материально-техническую базу, чтобы рулить ЖКХ. У государства нет столько денег, чтобы поднять такое дело с нуля.

Все это мы проанализировали, подсчитали. Основные деньги в казну кто дает? Город Домодедово, где есть промышленность. Хорошо, выделится он в самостоятельное муниципальное образование первого уровня, за ним и аэропорт Домодедово войдет в территорию близлежащего поселка (пока он ни к одному населенному пункту не приписан). И с чем остальные останутся? Получается, практически все муниципальные образования первого уровня будут дотационными. В некоторых регионах России в качестве эксперимента уже провели реформу местного самоуправления. Министр финансов Ставропольского края, выступая как-то в Госдуме, рассказывал, что у них дотационность сельских округов увеличилась в пять раз. Вот мы и решили не разбивать район на несколько муниципальных уровней, а сделать один городской округ.

РГ: Но тогда, став городскими жителями, ваши селяне потеряют все свои льготы.

Ковалевский: Ничего они не потеряют. Наоборот, округ будет развиваться как единый комплекс, и мы сможем социально защитить людей. Поэтому мы смело пошли на то, чтобы изменить границы города и включить в него три рабочих поселка и всю территорию аэропорта Домодедово. Таким образом мы стали городским округом, имеющим сельскую зону. Это девять сельских округов, поселения которых полностью сохраняют свой статус. Кстати, мы уже полгода так живем. Найдите мне хоть одного жителя Домодедовского района, который что-то потерял в результате этих перемен, хотя бы на одну копейку. Не найдете. Если бы такое случилось, у меня под окнами митинги протеста не прекращались бы.

РГ: То есть реформа у вас пройдет без проблем?

Ковалевский: Основу местного самоуправления составляет финансовая независимость. Нет ее - нет и самоуправления. Я пять лет работал в условиях истинного местного самоуправления - с 1990 по 1995 год. У нас тогда были реальные доходы - местные налоги и сборы. За это время мы построили самую лучшую в городе школу, здание федерального суда, который заседал до этого чуть ли не в сарае. Отремонтировали дороги. Потом вышел Закон о финансовых основах местного самоуправления, Налоговый и Бюджетный кодексы. Они-то и свели на нет местное самоуправление. Львиная доля налогов ушла на региональный и федеральный уровень. Наш-то район сам себя обеспечивает, являясь к тому же одним из самых крупных доноров в Подмосковье. Но многим буквально на все приходится просить деньги. А к реформе местного самоуправления минфин ничего реально не подготовил. Кстати, недавно депутаты Госдумы в первом чтении приняли законопроект, который откладывает начало реформы с 2006 на 2009 год. И я поддерживаю это решение. За местным самоуправлением сначала нужно закрепить постоянные источники доходов, например, разрешить вводить свои налоги и сборы, как это делается во всем мире. В разумных пределах, естественно.

РГ: Леонид Павлович, вы говорите, что ваши жители с плакатами протеста не ходят. Но у вас есть задворки района. Например, на границе с Раменским районом. На реке Володарка уже 10 лет не работает мост. То же самое и через приток Пахры, напротив деревни Плетениха. А там огромный садовый кооператив, куда не может проехать ни пожарная машина, ни "скорая помощь".

Ковалевский: Во-первых, это стык Ленинского и Раменского районов. Рядом - наш Колычевский сельский округ. Это единственный сельский округ, все населенные пункты которого имеют дороги с твердым покрытием. Могу с вами проехать и все показать. Мы уже три года реализуем программу дорожного строительства, выделяем на нее примерно 30 миллионов рублей в год. В ближайшей перспективе у нас не останется сельских населенных пунктов без дорог с твердым покрытием. Вот с газификацией, действительно, проблема. В районе 150 деревень, но только в 60 из них есть газ. Что касается мостов через речки, то ими ведает "Мосавтодор". Так что все вопросы - к нему.

РГ: А как с медицинской помощью на селе?

Ковалевский: Во всех деревнях есть амбулатории. Мы постоянно оплачиваем примерно 30 единиц медицинской техники, это кроме "скорой помощи", которая работает на селе. Если нужно, врачи выезжают и ночью.

РГ: Скажите, а малокомплектные сельские школы у вас остались?

Ковалевский: Есть начальные школы. Человек по пять там учатся. А в средние школы возим детей на автобусах. Нам это обходится в десятки миллионов рублей в год, но на такое дело денег не жалко. Зато наши выпускники практически все поступают в вузы. Лично я, этим очень горжусь.

Москвичи приехали!

РГ:
Бум пригородного коттеджного, дачного строительства - благо для такого района, как ваш? Или это огромная проблема для местных жителей?

Ковалевский: То, что в деревнях появилось много москвичей, с одной стороны, очень хорошо, потому что это люди с деньгами. За их счет на селе сегодня многое решается. Но приезжие создали нам и новые проблемы, прежде всего с электроснабжением. То, что случилось 25 мая в Москве, к сожалению, у нас происходит уже много лет. РАО "ЕЭС России" просто издевается над сельским населением. Примерно в половине населенных пунктов напряжение в сети - 120 вольт. И не проходит недели, чтобы не отключали свет. Сельские электросети практически не развиваются. Когда было создано РАО ЕЭС финансирование резко сократилось, денег не хватает даже для обслуживающего персонала. У нас в районе всего две аварийные бригады работают. Это на 150 деревень и 370 садоводческих хозяйств!

Вторая проблема - мусор. Нас, домодедовцев, не так-то много - 125 тысяч человек. На пике дачного сезона к ним прибавляется еще 300-400 тысяч москвичей. Их нужно довезти до дачи, ведь не у всех есть машины. Летом больница задыхается от наплыва пациентов: кто-то палец порезал, кто-то на гвоздь наступил, кому-то плохо с сердцем. Людей нужно накормить, напоить, всем обеспечить. Это серьезная нагрузка. Но мы не много требуем взамен. Просим, чтобы москвичи вели себя культурно, берегли нашу землю. Но, увы. Очень трудно заставить садоводческие товарищества организовать контейнерные площадки и централизованный вывоз мусора. Не захотят - не сделают. А мы ничем не можем на них повлиять. Хотя создали все условия. Сегодня в районе вывозом и утилизацией мусора занимаются несколько подрядчиков, в основном частные компании. У них нормальные цены, поскольку эта услуга ЖКХ, расценки на которую утверждают в министерстве экономики Московской области. Но дачники все равно не хотят цивилизованно вывозить мусор. Валят вдоль дорог, да в лесу.

РГ: В Рязани, в Казани - такая же беда. Какое-то всероссийское бедствие.

Ковалевский: Действительно, в последние годы эта проблема очень обострилась. Раньше при каждом сельском совете была административная инспекция, которая имела право налагать штрафы за любое "бытовое" правонарушение. Теперь создали одну районную административно-техническую инспекцию, где работают восемь человек. Они просто задыхаются, не в состоянии с этим валом справиться. Я в Германии был. В Лейпциге в службе охраны порядка 600 человек работают. Так что знаменитый немецкий порядок держится на жесточайшем контроле. А мы его обеспечить не можем.

РГ: Наверное, дело не только в контроле. В Германии купил пластиковую бутылку с водой, выпил, принес обратно, и тебе за нее столько-то евро заплатили. Может, и нам так поступать? Если люди будут знать, что бросают на дорогу не мусор, а 30 рублей, вели бы себя иначе.

Ковалевский: Нам необходимо законодательно регулировать свои взаимоотношения с садоводческими товариществами. В деревнях же мы организовали вывоз мусора, хотя это удовольствие не из дешевых. Может быть, следует ввести специальный налог для дачников? Мы будем его собирать и отвечать за вывоз мусора с территории дачных кооперативов.

РГ: У вас такая замечательная сельская архитектура. Но она уничтожается новостроем. Один возводит крепость в стиле а-ля Турция, другой - железобетонное сооружение, третий вообще из ржавого железа что-то соорудил. Вы за этим совсем не следите?

Ковалевский: Дома новых русских, действительно, не всегда отличаются изысканным вкусом. Каждый сам себе архитектор, и закон этого не возбраняет. Во многих странах такие проблемы давно отрегулированы законодательно. И каким быть фасаду - решают главные архитекторы города, района, поселка. Внутри можешь планировать что угодно, главное, соблюсти все строительные нормы и правила, чтобы жить в доме было безопасно.

РГ: Недавно Подмосковье "потрясли" рейды заместителя главы Росприроднадзора Олега Митволя, который объявил войну дачным постройкам, оказавшимся в водоохраной зоне. Мы узнавали, ваш район один из немногих, к которым нет претензий. Но проблема существует, и не только в Московской области. Как вам удалось ее избежать?

Ковалевский: Все эти конфликты - последствия слабости российской власти начала 90-х годов, причем, на всех уровнях - федеральном, региональном, муниципальном. Приведу пример. У нас в Колычевском сельском округе был совхоз "Ямской". Началась перестройка, реформы. Там был сильный директор, но коллектив избрал другого, предприимчивого такого парня. И с чего он начал? С распродажи земли - 500 участков москвичам "нарезал". Я обращаюсь в прокуратуру: пишу, что это прямое нарушение законодательства. Прокуратура не реагирует. Обращаюсь в правительство Московской области, создается очень авторитетная комиссия. Проехали, факт установили. Вы думаете, что-то сделали? Да ничего! Ни один участок не был изъят. Я дрался, боролся, но я ничего сделать не мог. Такова была тогда власть. Всем управляла стихия. И сегодня за это приходится расплачиваться.

Требуются гастарбайтеры без вредных привычек

РГ:
Уже долгое время в Домодедовском районе катастрофически не хватает рабочих рук. Ситуация меняется?

Ковалевский: Год назад у нас действительно был пик проблемы - 6 тысяч незаполненных вакансий. Сейчас немного меньше стало, но без иностранной рабочей силы нам все равно не обойтись. Как, впрочем, и всей России. Местная экономика сегодня работает лучше, чем в доперестроечное время. Мы, например, свой ВВП уже давно удвоили. Можем и утроить, но есть ограничитель - отсутствие рабочей силы. И средняя зарплата у нас в районе неплохая - более 9 тысяч рублей в месяц. И жилья, на одного жителя, мы строим в три раза больше, чем в Москве, - если в столице выходит примерно 0,3 квадратных метра новостроек, то у нас - больше метра получается. Но свои кадры как-то не торопятся "пойти в рабочие". А наши бывшие собратья по СССР - с большим удовольствием трудятся, для них это, порой, единственная возможность прокормить семью. Я считаю, государство должно широко открыть двери всем, кто может и хочет к нам переехать. В Домодедовском районе практически на каждом предприятии есть гастарбайтеры.

РГ: И все работают легально?

Ковалевский: Думаю, примерно одна треть - легально, где они на виду, а две трети - нелегально. Здесь уследить очень сложно. Конечно, растет преступность. Мигранты тоже разные бывают.

РГ: А на колхозных рынках кто у вас торгует?

Ковалевский: Как и везде... Но я добился от райпотребсоюза, чтобы один ряд на рынках выделили для наших бабушек. Они там огурчики продают, зелень. С них берут всего полтора рубля за место.

РГ: "Крыша" их не обижает?

Ковалевский: У нас вообще район не бандитский. Мы с криминалом жестоко боролись, когда он пытался протащить своих кандидатов во власть. И победили.

РГ: Вы рисковали и собой, и своей семьей. Ради чего?

Ковалевский: Я не родился в Домодедове. Но приехал сюда работать в аэропорт через три года, как был создан район. Это почти 35 лет назад. Сформировался здесь как личность, нашел друзей. Разве я мог отдать район на растерзание бандитам? И шел до конца, понимая, чего мне это может стоить.

Игровая мафия: ставка на выживание

РГ:
Говорят, вы объявили войну игровым автоматам?

Ковалевский: Это правда. Мы уже больше года боремся с игровой мафией, в которой в нашем районе, к сожалению, активную роль играют некоторые деятели искусств и шоу-бизнеса. Наш Совет депутатов выступил с обращением, которое поддержали 11 городов и районов Подмосковья.

РГ: Чем же вам "однорукие бандиты" помешали? Все-таки доход районной казне приносят.

Ковалевский: В России было два социальных бедствия - алкоголизм и наркомания. Теперь появилось третье - игромания. Неделю назад я обсуждал эту проблему с благочинным церквей Домодедовского района протоиереем отцом Александром. Он показал мне такую статистику: алкоголизм излечим на 90 процентов, наркомания - на 83 процента, а игромания вообще не лечится. Эта страшная болезнь, люди полностью теряют голову. А чтобы открыть игорный бизнес, нужно всего-то получить федеральную лицензию в министерстве экономического развития и торговли. И все. Приходи, заключай договор с любым частным магазином и ставь своего "однорукого бандита". У нас коммерческие магазины потихоньку превращаются в игорные. Ни я, ни правительство Московской области повлиять на этот процесс не можем.

РГ: Вы не преувеличиваете степень угрозы, все-таки Подмосковье - не Монте-Карло.

Ковалевский: Вот именно. В Америке в городах нет игровых заведений, все они выведены за окраины. А у нас - на каждом шагу. Люди заболевают. Приезжает автобус с рейса, и кондуктор вместо того, чтобы сдать выручку, бежит к игорному автомату. Водитель рейсового автобуса тоже идет играть. Я не хочу, чтобы мою страну захватила эта эпидемия.

По платной дороге - в аэропорт

РГ: Участвует ли ваш район в проекте создания платной дороги до аэропорта Домодедово?

Ковалевский: Это вторая попытка сделать аэропортовское шоссе платным. Первая предпринималась несколько лет назад. Мы были тогда категорически против, ведь речь идет о реконструкции уже существующей дороги. Так с какой стати мы должны отдавать ее частнику? Рядом с этим шоссе много наших деревень. Почему люди должны платить за проезд к собственному дому? Сегодня государство по-другому подходит к этому проекту. Минтранс поручил спроектировать дорогу таким образом, чтобы местные жители и дачники не пострадали. Кто не хочет ехать по платной трассе, сможет сделать это по дороге-дублеру. Мы уже провели несколько совещаний, но сейчас работа несколько затормозилась. У нас здесь особый интерес, хотим двух зайцев убить. Сегодня обе части города Домодедово связывает только железная дорога, на переезде - постоянные пробки. Пусть нам сделают развязку через федеральную трассу "Дон" и железнодорожную ветку, которая идет в аэропорт. Таким образом, мы "закольцуем" город автодорогой. Сейчас торгуемся по цене.

РГ: Леонид Павлович, вы как-то сказали, что аэропорт Домодедово перешел на круглосуточный режим и сейчас развивается активнее, чем Шереметьево. Как это повлияло на экологическую обстановку? Например, всем известна проблема с шумами.

Ковалевский: В начале 90-х годов мы шума не замечали, потому что аэропорт почти встал. Сегодня здесь работают 30 тысяч человек, почти в три раза больше, чем в советское время. Это самое современное предприятие, оснащенное последними новинками мировой техники. И люди получают очень приличные зарплаты. Но всегда чем-то приходится жертвовать. А жалоб на шум, действительно, стало больше. Что ж, надо потерпеть. Появятся в авиакомпаниях новые самолеты, станет полегче. Ресурс старых воздушных судов практически исчерпан, так что замена авиапарка не за горами.

РГ: Сегодня аэропорт Домодедово арендует частная компания. Раньше он был полностью государственным. С каким составом вам легче работать?

Ковалевский: Когда аэропорт был государственным, я ни одной копейки не мог от них получить на социальное развитие. Теперь другое дело. Только в прошлом году "Ист Лайн" вложила в район 46 миллионов рублей. Заменил теплотрассы и покрасил подъезды во всех домах микрорайона Авиационный. Сейчас строит станцию обезжелезивания воды. Эта программа обойдется в 18 миллионов рублей. Ремонтирует Дом культуры, две школы за ним закреплено. Так что сегодня с частником работать легче, чем с государственным предприятием. Он не хочет терять нормальных отношений с властью. И власть это ценит.

Личное РГ

РГ: Леонид Павлович, говорят, вы заядлый радиолюбитель. И на коротких волнах дважды беседовали с принцем Монако. Кого еще из коронованных особ удалось найти в эфире?.

Ковалевский: Честно сказать, я лично с принцем не говорил. А вообще радиоволны - это особый мир. Я этим всю жизнь занимаюсь. Кстати, среди радиолюбителей много известных персон. Покойный король Иордании Хусейн, например, отстаивал интересы радиолюбителей в международном союзе электросвязи. И Раджив Ганди тоже был радиолюбителем. Хуан Карлос - король Испании попадается иногда на волне. Очень много министров, сенаторов и других VIP-персон. Радиоспорт довольно массовое увлечение. Но за месяц, даже за год его не освоишь. Здесь и знания надо иметь, и настойчивость, и терпение. Как, впрочем, и главе района.

Татьяна Панина



Растет количество уральцев, ищущих работу

Архив новостей
В начало




Nissan готовит к выпуску еще три новые модели
Новости о вакансиях и трудоустройстве
Новости тенниса
Экономика Индии
"Месть ситхов" - $50 миллионов за один день
Французов умоляют сказать "да" Конституции Европейского Союза
Шварценеггер объявит об особых выборах "Года Реформ"
Европа вводит ограничительные санкции по отношению к Китаю
FOREX: новости
Возврат к советским методам управления страной
Экстремальная лента новостей
Проведение праздников
Буш поддержал Грузию за исключением вопроса российских баз
Несколько красноярских студентов будут проходить обучение в Германии
Ипотека в Челябинской области
В Ираке теракты против шиитов
Copyright © 2004-2006 because.ru